Избранные песни Бучихина Евгения Петровича

Я иду по улице

Я иду по улице,
На меня любуются
Звездочки хрустальные
И огромный старый дом.
Я иду медлительный,
Важный, снисходительный
И под нос себе пою
Тру – лю – лю - лю…

Нету больше Джона,
Нету бродяги, -
Есть солидный отец.
Дочка у меня,
Ей всего три дня,
Три мильона милллиграмов вес

Тепловоз

Быстро, словно птица,
Поезд мчится на восток.
Ду – ду – ду – ду – кричит заливисто
Застенчивый гудок.
Мимо проплывает
Старый добрый мир –
Его нам кто-то очень славный подарил.
Колеса тихо напевают,
Обсуждая на бегу славную дорогу
И о том, куда придут вот эти парни,
Что их гонит вон из дома в новый край?
Ну, Москва, прощай!
Если постараться, то потрогаешь луну,
Да – да – да, - и от старой ночи
Песнь узнаешь не одну.
Ты летишь, как в сказке,
И под стук колес
Тебя по свету мчит веселый тепловоз.
У нас есть силы, есть уменье –
Мы откроем новый мир,
Мы найдем такое, чтоб весь мир заговорил!
Ну, а пока до исполненья
Самых лучших грез
Мчит нас тепловоз.

Сверчок

В доме уже совсем темно,
Все люди спят давным – давно,
Только сверчок поет в углу
Тихонько песенку свою.
Только на улице дождливой
Ветер-бродяга из-за ивы
Тихо стучит в твое окно –
Ему, наверно, всё равно.
Снится девчонке славный сон,
Как будто в дом приходит он
И про мечту поет свою
Тихонько, нежно: «Я люблю…»
А запоздалый злой прохожий
Дверь от метро открыть не может:
Ночью молчит у нас метро,
Ему, наверно, всё равно.
Дремлет таксист в своем таксо,
Мчится трамвай скорей в депо,
Только усталый постовой
Пока еще не шел домой.
Мимо пустынных улиц милых
Бродит влюбленный молчаливо,
Скромно глядит в твое окно…
А ей, наверно, всё равно.

Вечер брел (Вечер брел по лугам)

Вечер брел по лесам,
Брел тропинками душистыми,
След искал прошедшего дождя.
Брел тихонько и слегка насвистывал,
Не спеша насвистывал, бродя.
Ведь сегодня торопиться не к чему,
Не к чему минуты подгонять,
И, конечно, безусловно легче нам,
Если губы чем–нибудь занять.

Жались липки друг к дружке,
Выглядывали стихшие,
Маленькие школьницы дубрав.
Он шептал под нос четверостишие
И они краснели, разобрав.
Школьницам ведь это развлечение –
Взять да подсмотреть из-за угла
И узнать, что есть тоска вечерняя,
Та, что взрослым губы запекла.

Вечер брел по лесам,
Брел тропинками ветвистыми,
Брел, не поднимая головы,
Брел тихонько и слегка насвистывал
В лунных заводях травы.
Ведь сегодня торопиться не к чему,
Не к чему минуты подгонять,
И, конечно, безусловно легче нам,
Если губы чем–нибудь занять.

Старый кедр

Старый кедр с своей соседкой,
Ласковой простой березкой
Спрятались в чащобе тесной
Под горой большой, высокой.
Лишь один нескромный старый клест
На влюбленных смотрит средь берез
И тихонько напевает,
Дрему – дрему навевает.
Горы спрятались в тумане,
Мудростью нас не смущая.
Все прекрасно понимают,
Ничего не объясняя.
И своим большим – большим плечом
Прячут нашу пару горячо.
И тихонько напевают,
Дрему – дрему навевают.
А у нас в палатке тесной
Странный непонятный парень
Для совсем чужой невесты
Эти тайны открывает.
Поздравляют горы от души,
Больно кедр с березкой хороши.
И тихонько напевают,
Дрему – дрему навевают…

Зимний вальс

Спит за окошком поселок наш,
Блекнет лунный свет. Мираж.
Сонно бьют в углу часы
И раз, и два, и три
В мареве зимнем ни ваш, ни наш
Мерно кружится земной витраж.
Тихо. В мире ни души…
И раз, и два, и три.
Улицы, чистые как мечты,
Медленно в парах бредут они.
А в переулке ни так, ни сяк
Стоит фонарь-чудак.
В беличьих шубках деревьев ряд
Вальсу поддакивает так-так,
Очень довольны от всей души
И раз, и два, и три.
Кто вы? А, может, не вы, а ты?
Грезы или сестра луны?
Мир напевает вам
Та-рам-та-рам-та-рам…
Кружатся звезды и ночи мрак,
Я заболел или я – чудак?
Но… ведь со мною вы
И раз, и два, и три.

Заглянула заря

Заглянула заря уголком в потолок,
Потянулась до звезд, до усталой луны,
Показала дорогу, себя заманя,
Увела на восток, а на запад – меня.

Снова будут качаться седые стволы,
Навевая напев позабытой мечты.
Снова солнце у нас, а дожди там, где ты…
И шагают столбы от судьбы до судьбы.

И теряется в дебрях родной огонек,
Замирая под ветром замерзшей тайги;
Телеграфные строчки, как строчки пурги,
Как мольба о пощаде, как зов «Помоги»!
Помоги! Не догори! Не догори…

Топал по земле

Топал по земле, рельсом по спине,
Ритмами колес старый паровоз.
Словно адмирал старый кочегар,
А, вобщем, паровоз вагоны вез.

Смелей, вперед, дорога ждет
И от звезды и до звезды.

Десять молодцов типа пульманов
В кильватерном строю, в работе, как в бою
Каждый подпевал, ритмы выбивал
И тащил сквозь лес нормальный вес.

Смелей, вперед, дорога ждет
И от звезды и до звезды.

Над полями – у-у-у секунды наяву
Цокают рассвет. Привет тебе, привет!
Надо все пути в порядок привести
И вытащить с небес нормальный вес.

Смелей, вперед, дорога ждет
И от звезды и до звезды.

Авторы рисунков: Н.Григорьев и Н.Григорьева