Северная Карелия

Маршрут: Топ-озеро—река Поньгома – Белое море
(июль – август 1999г.)

Действующие лица, герои путешествия:
Ковер – Егор Лансере;
Овца – Наташа Лансере;
Валенок – Женя Лансере;
Макс – Максим Дорофеев.

5 июля, понедельник

День Рождения Макса мы встречаем в поезде – 25 лет! У нас отдельное купе; Евгений Петрович (папа Наташи) перед отходом поезда подарил нам арбуз и помог загрузить все 12 (!) поклаж (личная благодарность); 2 торта – один от Иры Коробовой, другой от Наташи; более того – кроме нас в вагоне ехало всего человека четыре! Полная свобода, Господь нас обильно благословил с самого начала! Макс счастлив. Ему подарили пушистую рыбку (игрушку), которую он так давно хотел завести, словарь Библейских имен, музыкальную открытку и т.д… Вечером – праздничный ужин с «оливье». Со всяческими изумленными восклицаниями, типа «Уя! Ух ты! Вау!» и т.д., мы смотрим, как меняется пейзаж за окном поезда. И вот, уже Карелия, белая ночь.

 

День 1


6 июля, вторник

Приезжаем в 5 утра на станцию Лоухи. В Москве нечем дышать от жары, здесь же мы достаем куртки и свитера. Прохладно! Макс и Егор быстро находят «местное такси» в виде загорелого крепкого дядечки на «козлике» с прицепом. Карельский джип. Мы упихиваем туда всю нашу гору вещей (2 огромных рюкзака с едой, 2 байдарки, рюкзак Жеки, рюкзак Овцы, гитара, 2 сумки) и едем за 200р (вместо 400р) в деревню Кестеньга. По дороге нас подробно стращают прелестями карельской природы – комары-ы-ы, мошка (с хоботом) от которых все пухнет, как едят чаек во время шторма, как Топ-озеро не отдает утопленников… И что их там много…

Топ-озеро встречает нас хмуро, холодно и дождливо. В 8 утра Кестеньга еще спит и только часам к 10 появляются первые признаки жизни. В 12 мы обедаем в столовой, к этому моменту лодки готовы, все собрано. Отплываем! Этот день кончился очень не скоро. Мы проплыли гораздо больше, чем планировали заранее, под дождем. Макс плывет один в «Таймени» с основным грузом. Ковер, Овца и Валенок – в надувной «Щуке», которая очень устойчивая, но по открытой воде на ней идти тяжело. Мы гребем втроем, пыхтим, устаем, а Макс легко перебирает веслами и поджидает нас каждые 50 метров. В дождь и разгулявшуюся воду, часов в 10 вечера мы встаем на острове.

Смена дня и ночи практически не заметна – ночью светло как днем. Все очень устали и с грустными и уже грязными лицами повалились по палаткам. Макс бегает и шумно радуется, что он так много заплатил, так долго ждал, и вот наконец получил долгожданный отпуск,: но на него смотрят хмуро и неодобрительно.

День 2


7 июля, среда

Дневка. Все отдохнули, Господь услышал наши молитвы, послал ветер, который разогнал тучи и комаров. Мы сушимся, периодически прячемся от дождя. Макс и Жека пошли гулять и спугнули двух «во-о-от таких, с во-от такими хвостами» глухарей.

Вечером у нас было «палаточное» собрание. Мы собрались в большой семейной палатке, провели песенное служение; потом Максим читал вслух проповедь «Восход солнца». Господь даровал ему сил читать 2 часа, это было большим благословением для всех. Мы молились за исцеление уха Наташи и Жеки, на следующий день Овечка свидетельствовала о том, что ухо слышит. Так же в первый день, вечером она обварила руку кипятком. По молитве братьев ни следа не осталось. Слава Господу!

День 3


8 июля, четверг

После холодной ночи, в большую волну и ветер мы отправились в путь. Конечный пункт – остров Жилой. Мы попытались идти «с буксиром»: Макс и Ковер в «Таймени» ведут за собой Овцу и Валенка в «Щуке». К тому моменту Жека только-только стал понемногу грести, а больше просто плюхал веслами по воде. После бесплодных попыток решено было «Щуку» пустить своим ходом до близлежащего острова, что вызвало неадекватную реакцию у Овцы. Волна разыгралась такая, что «Таймень не то что вести «Щуку», она сама могла перевернуться. Вот и остались Овечка и Валенок на неуправляемой надувной лодке среди бушующего моря.

Но Господь был благ к ним и после часа борьбы с волнами без движения ветер изменился и «Щука»благополучно пристала к берегу. Здесь был найден первый гриб и нещадно съеден в супе на обед. Братьям пришлось плыть обратно, чтобы найти ножик Макса. Дальше без приключений, но с элементом риска – движение по большой воде с разгулявшимися волнами — экипаж благополучно добрался до системы островов, включая остров Жилой. Юнге Жеке пришлось пройти суровую школу гребли на байдарке в «тандеме» с мамой. На берег юнга был высажен в мокром, дрожащем и ревущем состоянии, где и был оставлен. После осмотра острова мы обнаружили чудесное место для стоянки на противоположном берегу, продуваемое, красивое место без комаров (это было уже часов в 12 ночи), где и решено было остаться на дневку.

Благодарим Бога за то, что Он усмотрел для нас это место, которое мы так долго искали.

День 4


9 июля, пятница

На острове много всяческих следов. Вокруг острова идет звериная тропинка. После тщательных размышлений мы решили, что какой-нибудь лось ходит по острову кругами. Либо охраняет, либо никак не поймет, что это остров. А когда он это понимает, то уплывает, и так каждый раз.

В основном день был потрачен на подобные размышления и гуляния. Нашли маленькую куропатку, сфотографировали и решили не есть. Погода прохладная, но проглядывает солнышко, уже гораздо теплее, чем в первые дни похода.

День 5


10 июля, суббота

Сборы вместе с завтраком у нас обычно занимают часа 3. И вот мы плывем, нас подгоняет ветер и волна, поэтому гребется легко. Часов в 7 вечера мы пристаем на крутой каменистый берег материка, на гору Калгевари, на которой стоит деревянная геодезическая вышка.

Стоянку делаем прямо на мысу, на котором уже есть готовая туристическая стоянка с костровищем. Здесь мы допоздна (если так можно сказать) сидим у костра и славим Господа псалмами и песнопениями.

Перед нами открывается очень красивый вид на все Топ-озеро, на котором то — полный штиль, то — разыгрывается волна.

День 6


11 июля, воскресенье

После завтрака проводим служение. Стараемся придерживаться времени, установленного в нашем собрании. Макс читал проповедь «Избрание Невесты». После собрания совершили увлекательную прогулку на вышку.

Макс с Егором еле-еле,
Но залезли выше елей.
И сидели на высотах,
Говорили о красотах.
Даже Жека молодец –
Тоже к ним наверх залез.
Только грустная Овца
Комаров гнала с лица.
Глядя вверх – не улыбалась,
Высоты она боялась…

Потом пошли на болото, на котором было много всяческих звериных троп и недоспелой морошки, вполне съедобной. Вообще зверья всякого полно, но пока мы никого не видели.

 

День 7


12 июля, понедельник

Во время длительных сборов из-за позднего подъема Жека потерял кухонный ножик, но после совместной молитвы Господь открыл ему глаза и ножик нашелся. Загружаться было тяжело из-за большой волны, бьющей о камни. Наконец, мы отплыли. На песчаной косе при второстепенной остановке увидели свежие следы лося, которого только что спугнули. С тех пор лось стал неотъемлемым атрибутом наших путешествий, героем всяческих шуток и баек.

Долго плыли по крутой волне и выяснили, что сделали лишний крюк в другую сторону. Пообедали (часов в 9 вечера) и отправились в заброшенную деревню Корелакша со староверческим кладбищем. Всю долгую дорогу были бесконечные странные предположения о страшной зловещей заброшенной деревне и ее обитателях…

Лес становился все мрачнее, стоянок на берегу не было, поэтому мы доплыли прямо до залива, где была деревня. Выгрузились на песчаном берегу, увидели множество следов обитания человека и не менее большое количество следов волка на песке… После разведческого заплыва выяснилось, что деревни нет. От домов остались только развалины… В пять утра команда, никого не дождавшись, наконец, заснула…

День 8


13 июля, вторник

Неожиданно жарко! На чудесном песчаном пляже устроили массовое мытье и стирание. Макс ткнул пальцем в густой ельник и сказал: «Там баня!» Там действительно оказался деревянный недавно достроенный сруб, но все вокруг было испачкано и замусорено. Огорченные этими человеческими следами, мы вернулись в лагерь. Плавали в остатки деревни. Туда явно приезжают люди косить и рыбачить, но червей там нет нигде.

Пока ягод нету,
Грибов нам не видно,
Не клюет рыба,
Что тоже обидно.
Но мы помолились
И твердо верим,
Что Бог нас накормит
И рыбой и зверем,
Грибами и ягодой
В нужное время.

День 9


14 июля, среда

Снялись с якоря, плывем далее, Староверческое кладбище мы нашли на мысу полуострова напротив нашей стоянки. На самом видном месте вдруг увидели маленький, как бы деревянный домик, внутри которого оказалась странная скульптура из дерева: распятие Иисуса Христа, внизу все завернутое какими-то тряпками. Там же находилась тарелочка, в которую все проезжающие клали денежки. Там были и московские жетоны на метро, и украинские деньги, и старые русские… Мы там тоже оставили денежку и проповедь.

Кстати о проповедях: на всех наших крупных стоянках на озере мы оставляли проповеди с московским адресом и перед отплытием возносили молитву Господу за тех, кто способен услышать Божий Голос здесь, в Карелии. Весь дальнейший путь был по зеркальной глади озера и под палящим солнцем. Не привычные к подобной жаре мы «обгорели», даже как-то «обжарили» руки и шеи. Коврик не вынес и совершил купание из «Щуки» посередине озера. Все завидовали, но повторить никто не решился, потому что вода оказалась очень холодной. Перед высадкой на полуостров для стоянки, Жеку решено было научить плавать, по его собственному желанию.

                                            Сначала он был выброшен за борт со спасательным кругом,
                                                      Bопль его услышан был по всей округе.
                                                      Тогда его выбросили со спасжилетом
                                                      И вновь вся округа узнала об этом.
                                                      Всем стало ясно, что плавать он не умеет прекрасно,
                                                      А так же не хочет учиться,
                                                      За что и пришлось поплатиться.

 

Опоздав к традиционному времени, собрание все-таки провели. Звучала проповедь «Знамение времени объединения» и вся природа подтверждала это послание.

День 10


15 июля, четверг

Первые полдня провели в попытках поймать рыбу. Кстати, в среду было проведено первое сознательное купание всех членов команды по отдельности.

После обеда решено было (внезапно и решительно) отплыть и сделать волок с Топ-озера на озеро Левицкое. По дороге Овечке чудесно пелись псалмы, ободряющие и вдохновляющие остальных. Первое, что мы увидели, подплыв к земляной дамбе, это череп лося пополам. Суровая шутка предыдущих байдарочников! Прощай, Топ-озеро, с красивыми берегами, удобными стоянками и прозрачной водой.

Волок совершался в три ходки с 23.00 до 24.30 по тропинке через заболоченную поляну и лес. Коврик влетел ногой в пень, перенося байдарку, и расшиб колено — мениск сразу стал опухать. После совместной молитвы опухоль стала спадать, и на утро Коврик был здоров. В 2 часа ночи мы пристали к песчаному пляжу, где увидели слонопотамские следы лося. Поставили палатки и под всяческие завывания, подвывания и прочие незнакомые звуки, уснули.

День 11


16 июля, пятница

Утро, которое началось часов с 12 дня, запомнилось чудесным купанием, которое эпизодически повторялось до самого отплытия. Самый большой «закуп» был перед погрузкой байдарок, в результате которого мужская часть экипажа чуть не утопла.

Жека папе: «Я тону!»,
А папа сам идет ко дну.
Уплывает «Щука» вдаль,
Максу «Щуку очень жаль,
Он за ней скорей плывет,
Чтоб не кончился поход.
«Я тону!» — кричит Ковришка,
У него в воде одышка.
А Овца на берегу
Загибается в дугу.
Всем купанье было впрок,
И поплыли на порог.

Наш первый порог (первый у всех) был преодолен без жертв и пробоин, с восторгом и азартом. Он был очень узкий, извилистый, и вполне оправдывал свое карельское название: Хямех – Крутой. Овечка сидела впереди «Щуки» с растаращеными глазами и пыталась веслом отталкиваться от внезапно возникающих валунов из воды, у Жеки весла не было, Ковер сзади табанил и улюлюкал. Позади «Щуки» раздавались возгласы одинокого Макса на своем «Брате». Все остались довольны!

Проплыв еще немного, мы встали на левом берегу Поньгом-озера с целью дойти до дороги и прогуляться по ней до загадочной базы отдыха Левицкое. Жека был оставлен охранять байдарки, остальные отправились в путь. Выйдя на дорогу, увидели, что последняя машина по ней проезжала где-то неделю назад. Прямо на дороге нашли несколько грибов и повстречали симпатичного ушастого зайца, который подпустил нас к себе до 10-15 метров, посмотрел на нас и дал стрекоча. Сокрушались, что не взяли винтовку.

База отдыха оказалась заброшенной лет 5 назад, несколько разваленных домиков около дороги, куча консервных банок и опять никаких червей. Разочарованные, но довольные прогулкой, вернулись и остались на ночлег.

 

День 12


17 июля, суббота

Неожиданно разыгралась высокая и частая волна, в которую «Щука» практически неуправляемая. В этот день мы хотели уже быть на реке, но из-за шторма, тщетно проборовшись с волнами, остановились на скалистом мысу, немного не доплыв до Поньгомы. В этот же вечер, поужинав, услышали странные подвывания, двигающиеся по воде к нам. Волк? А чего тогда плывет, и куда? Оказалась, что это странная птица с длинной шеей. «Докрякалась!» — сказал Макс, взял винтовку и пошел на берег. Раздался щелчок выстрела, и… охота стала разворачиваться бурно и быстро. Птица победила и осталась в живых. После продолжительных баек про лося, наконец, команда уснула.

День 13


18 июля, воскресенье

Провели собрание, читали проповедь «Уйдет ли церковь пред скорбью?» Вдохновленные, несмотря на дождь, отказались от обеда, отправились до Коле-озера. Река Поньгома сперва была широкая, с красивыми заводями и кувшинками, потом стала все уже и уже, и пошли перекаты. Самым сложным оказался четвертый, под мостом, где «Щука» проскочила, а «Брат» застрял. Вообще «Щука» с этого момента начала показывать свои «плюсы» по сравнению с большой водой. Максу оказалось тяжелей.

Раз семь приходилось вылезать и проводить байдарку, но он мастерски нигде не пропоролся. Ном-озеро встретило нас незнакомыми птицами над водой, рыбными заводями и… присутствием человека. На всех предыдущих стоянках мы были явно первые с прошлого года, здесь же явны были следы недавно ушедших байдарочников. Мы долго выбирали скалистые берега, где мы ни побывали – огромные муравейники и грязь. В 23.30 Господь дал нам долгожданную стоянку.

День 14


19 июля, понедельник

На Коле-озере стоим,
Рыбу всячески удим,
А потом ее едим.
Щука только на слуху,
Но первый раз едим уху.
Прибежал Ковер с болота
И помчался на охоту.
— Там – «такой» и с «вот таким!»
Но домой пришел пустым.
Ягод есть в лесу немножко,
На болоте лишь морошка.

Вечер. Наш Арнольд Шварцковер
На удочку рыбку ловит,
Рыба макарон жует,
На крючок же не идет.

Рыбалка Жеке интересна:
Он сперва запутал леску,
После потерял крючок…
Но поймать двух рыбок смог.

Три часа. Ковер крадется,
Вслед за ним Овца плетется.
Так, с ружьем наперевес,
Тихо входят в дальний лес.
«Я, Овца, охотник с толком.
Видишь там большую елку?
Я готовлю выстрел меткий,
Ты иди, поднимешь ветки.
Там — «такой и с вот таким»,
Завтра мы его съедим!»
Лес стоит, как будто мертвый,
Нету никого под елкой.
Ни в кустах, ни за сосной…
«Слышь, Ковер, пошли домой!»

День 15


20 июля, вторник

Продолжаем есть, спать и ловить рыбу. Максу и Егору морошка не понравилась, поэтому Овечка и Жека пасутся на болоте и едят за четверых. Морошки – море! Под вечер наловили кучу рыбы: плотва и окуньки. Решили их не сушить, а съесть завтра.

День 16


21 июля, среда

Немного об аптечке. Пока за весь поход, слава Господу, понадобились только пластыри, средство для закрепления, да 2 таблетки анальгина. Много раз нужно было средство от ожогов, ну хоть какое-нибудь. Вот и сегодня, Жека сушил кеды у огня, слегка их подогрел и проверил температуру резины рукой… В результате содрал кусок кожи с ладони. Рука не дееспособна, но грести он как-то умудрялся.

Вышли мы в 13.45, крайне удивляясь своей капучести. Нам предстояло пройти 2 сложных переката, зайти в нежилую деревню Кокорино на озере Кокорино, еще 6 перекатов и стоянка на Вокш-озере.

Деревня Кокорино оказалась очень даже населенная, что не соответствовало ни карте, ни описанию маршрута. Нас встретил упитанный дядечка, который все нам мило рассказал, разрешил накопать червей и подарил большой пучок укропа. Его семья здесь с 1991 года, живут летом в очень хорошем, крепком доме. В лесу виднелись еще пара домишек. Нам помогали копать червей его пара сыновей, лет 12 и 14, крепких и белобрысых. Селяне объяснили нам, лопухам московским, что рыба здесь есть любая и щука в том числе, клюет она всегда и почти везде и на все….

8 перекатов и несколько «непомерных, исчезающих в высокую воду» мы пролетели за 3 часа. Сначала перекат пролетает Щука, которую несет течением и удержать ее почти невозможно, в результате оплошности впередисидящей Овцы лодка пару раз пролетела по сливному камню и «поцарапала себе брюхо». Следом за Щукой идет одинокий Макс на Брате, которому часто приходится вылезать и проталкивать байдарку (спасибо Евгенипетровическому обмундированию). На одном из перекатов Брат пошел первым, застрял поперек течения и в него влетела Щука. Братья вытолкнули легкую Щуку и Максу пришлось осваивать новую технику прохождения перекатов – лежа на пузе. А еще был …. – задом наперед…

На Вокш-озере Господь даровал нам чудесную стоянку, уже готовую, как потом выяснилось на острове. В этот же вечер – ночь провели прекрасное служение, на котором звучала проповедь «Совершенная вера».

День 17


22 июля, четверг

Дневка. Братья отправились ловить рыбу, и Господь даровал обильный улов, много крупных плотвичек и окуней, а также… 2 щуки! Побольше и поменьше. Сварили настоящую уху, по рецепту Макса: сначала варятся мальки, вытаскиваются, заправляется суп и кладется большая рыба… Вкусно!

Вечером была опять отменная рыбалка, плоды которой пришлось взять с собой на переход.

День 18


23 июля, пятница

Почти весь день гремели грозы, дули ветры и шли дожди. Проснулись мы от того, что стало страшно, не унесет ли ветром палатки. Кстати, палатки наши просто чудесные, не мокнущие и теплые. Тоже можно сказать о спальниках. Поэтому вылезать, а тем более выплывать в грозную неизвестность не очень то хотелось, но все же часов в 8 вечера мы отплыли. Пытаясь найти выход из озера, обнаружили, что мы далеко не одни. О существовании 2-х команд мы уже знали, но тут их насчиталось шесть… Мы рванули вперед всех, надеясь не плыть толпой и не вставать на стоянки по очереди.

Как говорится, бешеной собаке 100 километров не крюк. Мы тщательно оплыли все «губы», прежде чем нашли протоку в Поньгому. Ошибка штурмана, а штурман у нас Макс, не то чтобы он у нас крайний, это весьма заслуженная должность.

Братья очень любят друг друга «подкалывать», т.е. выдавать свои фантазии за чистую правду. Самым блестящим и неординарным оказался Макс, убедив большинство членов команды, что в Корелакше жил дедушка Ломоносова. Жека с удовольствием усвоил, что маленькая рыба клюет у маленьких людей, большая – у больших, присматриваясь из воды. Также его удивило неожиданное отсутствие головы у рыб после чистки.

В этот день у нас было несколько порогов 2 категории сложности, которая поначалу вызывала у нас благоговейный трепет, мы их тщательно осматривали, руководствуясь описанием, но убедившись, что «че там смотреть, так плывем», стали их «глотать не жуя».

С бетонного моста автотрассы свесилась группа туристов, тыкая в Щуку пальцами и гогоча. Мы в Щуке мило и молча улыбались, Макс не менее любезно объяснял. Туристы оказались из Минска. Нам, одичавшим в дикой Карелии, такое количество людей и грохот машин очень не понравились. Доплыли до порога Падун и встали там же на стоянку с намерением преодолевать его завтра. С аппетитом съели жареную щуку.

День 19


24 июля, суббота

Падун преодолели без проблем, всячески при этом фотографируясь. Следующий был Стол-порог, двойной крутой слив. Струей с первого слива прибивает лодку в камни, если не успеть вывернуть влево и спрыгнуть со второго слива. Щука при всей своей неповоротливости и овечьей некультяпистости порог преодолела с Ковриными воплями: «Ну и что, это что, порог, что ли?» Надо заметить, что подобные вопли раздавались почти после каждого препятствия.

Заболтался Макс с Егором
И забыл за разговором
Как преодолеть порог…
И поэтому намок.
Как на медленную съемку
Смотрим мы с открытым ртом,
То, как Максовская лодка,
Оказалась кверху дном.
Из под лодки выплыл Макс,
Глядя радостно на нас.
Обсушился, всё «путем»,
Дальше радостно плывем.

«Чё смотреть-то? Так пройдем!»
По словам Егорьевым,
Залетели мы в порог
Третьей категории.
Но не прост порог тот был,
Остудил немного пыл,
И теперь мы будем знать
Как без осмотру влетать.
«Замечательная речка», —
Так подумала Овечка,
И, пройдя уж слив крутой…
Оказалась под водой.
Стала быстренько решать,
Чем бы ей бы подышать…

Лодку мы освободили,
И на скалы взгромоздили,
А Ковер когда нырял…,
То холун со дна достал.
И по впечатленьям нашим,
Тот порог назвали «Рашпиль».

Неправильная комплектация вещей на Щуке привела к перевороту – на хвосте возвышался рюкзак, который и перевесил во время крутого поворота при выходе из порога. Всю лодку крутануло неожиданно для всех. Гоша быстро выбрался из под лодки и увидел Жеку в детском спас-жилете, и который как поплавочек торчал из воды, ухватившись за лодку.

А Натуся все это время не могла выбраться из своего тяжелого плаща, в котором она сидела в лодке и затянутого фартука Щуки. Ее голова то появлялась, то исчезала. Все это происходило, конечно, очень быстро. Гоша, как Самсон, ухватился за лодку и поднял ее на бок вместе с Овечкой. Бог дал ему силу сделать это – и Натуся смогла вдохнуть воздуха… Пройдя без проблем оставшиеся 2 переката, мы вышли в Рог-озеро и встали на песчаной косе, поросшей соснами и березами. Озеро оказалось местами мелкое, особенно у берега, поэтому рыбалка не состоялась.

День 20


25 июля, воскресенье

Провели собрание, звучала проповедь «Предупреждение, затем суд». День начался ветрено, что позволило нам просушить кучу мокрой одежды после переворотов, а к вечеру зарядил дождь. Продукты изрядно подмокли, но пострадали в основном сухари и макароны. Впоследствии, из слипшихся макарон Коврик мастерски испек, «попекушки», вполне съедобные. Кстати, последний хлеб мы доели на Комозере. С тех пор в основном Егор жарит оладушки, которые с успехом заменяют хлеб. К посуде Овцу вообще не подпускают, за весь поход она мыла посуду всего раза 2. В основном ее моет Жека, иногда кто-нибудь из братьев. Сырые и уставшие от дождя, легли спать.

День 21


26 июля, понедельник

После длительных, как всегда, сборов поплыли искать заросшую тростником протоку в Малое Рокозеро. На самом деле много времени отняло приготовление пищи, плохо горел костер.

Прошли несложный порог, который можно было не осматривать. Далее идут перекаты. В описании говорилось, что они, чем ниже по реке, тем сложнее. Мы ориентировались на стоянку после 37 препятствия, но нумерация не совпала. Поэтому мы легко прошли энное количество перекатов, все они были несложные, некоторые технически интересные. Вода из-за дождей поднялась, и все было просто, речка красиво петляла, делая иногда головокружительные повороты. В этот вечер нам Господь послал на суп крупненького утенка, которого подстрелил Макс. Часов в 12 ночи мы нашли красивую, подготовленную стоянку, там разделали и ощипали добычу и с удовольствием съели наваристый суп из утки. Благодарим Господа за Его неизменную заботу о нас!

В половине четвертого утра, когда уже стало светать, Овечка к своему удивлению услышала цокот копыт…

«Эй, проснись, Ковришка! Спишь? По берегу высокому,
Кто-то бегает там, слышь, копытами цокает!»
Вот и вправду; цок-цок-цок…выбежал на бережок.
Вылез Коврик из палатки… никого! Играем в прятки?
Лес открыт, не хрустнет палка… Так что мы играем в салки!
И Ковер — в лесную жуть: очень хочется взглянуть
На того, кто цокает по берегу высокому!
Прибежал Ковер из чащи, как охотник настоящий.
«Я не смог его догнать! Может он придет опять?
До пяти утра без лени он гонялся за оленем.
Макс же спал, не просыпался, лишь наутро огорчался.

В эту ночь цокающий зверь с удивительным постоянством приходил в полчетвертого, в четыре и в полпятого утра. Любопытный! Ничего удивительного в этом нет – ведь мы умудрились сделать стоянку прямо на единственной в округе водопойной тропе… Конечно же, у нас было много гостей!

 
 

День 22


27 июля, вторник

Мы устроили дневку, чтобы, наконец, наесться черникой, недавно появившейся, порыбачить и просто погулять. Все это удалось на славу. Братья ходили вдоль речки и несколько раз поднимали уток из зарослей, но не более того. Вдоволь наелись грибов.

День 23


28 июля, среда

Опять ночью приходил наш олень, которого так и не удалось посмотреть.

Этот день был самый трудный и самый длинный за весь поход.

Легко преодолев оставшиеся несколько перекатов, мы подплыли к знаменитому Роман-порогу. Сразу обнаружили, что от лесовозного моста остались одни развалины.

Порог действительно серьезный, можно сказать, «навороченный». Много опасных сливов.

После тщательного осмотра мы с успехом преодолели Роман порог, хотя вначале «Щуку» развернуло течением… и переломило пополам на острие деревянных развалин моста. Лодку начало заливать спереди, но Овечка героически вцепилась всеми копытами в бревна, при этом Ковер вылез и стал разворачивать хвост «Щуки» по течению. С Божьей помощью это удалось. Дальше прохождение было похоже на слалом, когда судно еле успевало вписаться в следующий поворот струи и ввалиться в огромные ревущие валы сливов. На воде все выглядело совсем не так, как с берега, принимать решения и маневрировать приходилось очень быстро. «Брат» многократно налетал на камни и застревал там, но все же прошел хорошо, правда, заработал дырку.

Далее шли 300-метровая шивера и слив на повороте, которые также можно было пройти без осмотра.

И вот раздался жуткий рев непроходимого, по описанию, Корнея. Он представляет собой 2 мощных слива, второй больше похож на водопад. Здесь произошел очень серьезный момент выбора – не смотря на непроходимость порога, после его осмотра, Гоша вдруг озорно посмотрел на всех присутствующих и предложил все же пройти порог. Макс, не долго раздумывая, сказал, что будет обноситься. У Жеки выбора не было из-за его возраста и он пошел помогать Максу.

Осталось дело за Овечкой… Преодолевая пронизывающий страх, приговорив себя внутри ко всему самому худшему, она согласилась. Но Гоша верил, что этот порог можно взять. И вот — победа! «С тобою прыгну в водопад вниз головою…»

Дальше, после несложного порога №46, был порог «Рашпиль-2», более мощный и короткий чем «Рашпиль». После 2-х простых порогов мы дошли до речки «Егут». Поньгома стала в два раза шире, но обещанного места для стоянки не оказалось.

С 9 часов вечера мы плавали по реке, тщетно разглядывая берега: стоянок, пригодных для дневки, не было. К нашему удивлению, после 11 по берегам стали появляться рыбаки, а река вся оказалась перетянутая сетями.

Так пороги 53, 54, 56 мы прошли в полной темноте, так сказать, на ощупь. Последние пороги оказались сложные, со сливами, и только Господь провел нас по ним без переворотов. Во время одной из попыток осмотреть место на берегу, все поросшее багульником и заболоченное, у изнемогшей Овечки случилась истерика – она повисла на Коврике, умоляя его остаться здесь… Но в этом болоте не было места даже для одной палатки, поэтому ничего не оставалось делать, как плыть дальше, в полной темноте, с мокрыми ногами и уже очень давно без еды… В целом переход продолжался около 13 часов! В конце концов, после 56 порога, в 2 часа ночи мы встали на «аварийную стоянку», на которой с трудом друг за другом уместились наши палатки под одинокой сосной среди болот…

День 24


29 июля, четверг

Члены команды просыпались в этот день с одинаковыми чувствами и мыслями: чувство полной сытости от порогов и «ой, как все болит». Позавтракали и провели собрание, которое не удалось провести в среду. Звучала проповедь «Семя знамения последнего времени». Постоянный шум переката сливается с грохотом проходящих поездов где-то совсем рядом. День дождливый, часто меняется погода.

День 25


30 июля, пятница

Хотели сегодня уходить, но из-за жуткого ветра и холода решили еще один день провести на этом пятачке. «Аварийная стоянка» затянулась. Егор с Наташей пошли погулять, наелись черники и голубики и, пройдя по натоптанной тропинке вдоль реки, подошли к знаменитому Мостовому порогу, одному из самых красивых на реке. Он состоит из нагромождения скальных пород, выходящих из реки, между которыми узкие и сильные сливы. Вернувшись в лагерь, капитаны приняли решение сплавать на «Щуке» через порог до моста и пройти до станции, что бы узнать, когда ходят поезда и можно ли на них уехать в Кемь…

Вдоль дороги бабушка
И дедушка шагают,
Делом заняты они –
Грибочки собирают.
Вдруг – ты глянь!- к ним чрез кусты
Быстро лезут мужики!
Два здоровых и небритых,
У обоих — тесаки!
Старички корзинки хвать
И давай от них бежать.
А ребята поднажали,
Старичков они догнали,
Хоть успели напугать.
Говорят деды: гляди к ты,
Это ж вовсе не бандиты!
Хоть и страшные на вид,
Доброта в глазах горит.
Все узнали у дедов:
Расписанье поездов,
Про морошку, про грибы…
И обратно погребли.
Вот, приплыли за беседой,
Их Овечка ждет с обедом.
Говорит из них один:
Жаль, порог непроходим!
Удивляется Овечка:
Капитаны, как же так!
-Да, туда его проплыли,
А обратно вот — никак!

В этот день было решено плыть до Поньгом-острова в Белом море, делать несколько дневок, потом с промежуточной станции Поньгома-18 пробовать уехать в Кемь. Весь день Жека тщательно учился разводить костер, получалось у него это плохо.

 

День 26


31 июля, суббота

Ночью нас разбудили раскатистые человеческие крики : «Роооо-маааа!» Они приближались и вскоре Максу пришлось общаться с местным рыбаком, который потерял своего товарища после совместного распития водки. Он замерз и попросил один наш маленький котелок, чтобы вскипятить чай. Пришлось дать, понимая, что с котелком можно попрощаться – но на следующий день дядечка вернул его. Цивилизация неумолимо приближалась…

В общем, ночь была бессонной, а подъем ранний.

В 10 утра мы отплыли и благополучно преодолели Мостовой, сложные и длинные перекаты и красивый завершающий Морской порог. В 12 дня уже были в деревне Поньгома. Местные жители рассказали нам о системе прилива-отлива, про рыбу и все такое. Продавщица магазина очень любезно отпустила нам нужные продукты в нерабочее время. Удручающее количество пьяных и спивающихся людей. Сразу видны дома, в которых люди работают, ловят рыбу, собирают грибы и ягоды и имеют достаток. Очень удивили нас московские номера на машине, действительно, сюда на лето ездят москвичи. Мы купили молоко, позвонили домой, и отплыли на Поньгом-остров. В 15.00 была самая низкая вода, на море почти штиль, а ветер в нашу сторону.

Осмотрев в бинокль (который, кстати, нам неоднократно помогал в походе) остров, мы увидели на нем байдарочников, катамаранщиков и местных. Делать нечего, приглядели с воды готовую стоянку и причалили к ней. Она оказалась очень загаженной и с муравьями. Сделав легкий перекус, пошли искать место для стоянки. Макс и Егор пообщались с группой байдарочников. Они нам посоветовали сплавать еще на остров Медвежий и сказали, что лучше мест для стоянки не будет. В конце концов мы нашли себе красивое местечко среди скал с видом на заливчики к материку. Материк и остров отделяет друг от друга узкая протока, по которой можно проплыть только в прилив.

Часов в девять вечера к нам приехала моторка с весьма интеллигентными рыбаками. Они встали подальше от нас, не орали, тихо ставили сети и беседовали с Максом. От них мы узнали, что можно есть (правда, только московским туристам) изобилующие вокруг водоросли фукус, как ловить рыбу и морских звезд. Одну из них мы получили от них в подарок, Макс ее потом долго варил и сушил. У нас был чудесный вечер на берегу спокойного моря, сидя у костра, и славя Господа псалмами.

День 27


1 августа, воскресенье

Ночью кричали какие-то странные птицы и звери. Похоже, вопил лосенок. Причем так, как будто его режут. Кстати, накануне вечером мы увидели на берегу материка странную пару: парень с рюкзаком и девушка с огромной деревянной колотушкой. Была высокая вода и они не могли перейти на остров. Макс отнес им Евгенипетровические бахилы, они переправились и вернули их нам с благодарностью. Оказалось, что это ребята с катамарана, из Нижнего Новгорода. По поводу деревянной колотушки пошутили, что она для охоты «чисто на лося», лося они видели на берегу материка.

Провели собрание, на котором звучала длинная проповедь «Бог снимает с себя покров». Вечером была рыбалка со скал острова на искусственного червяка, настоящих морских червей, на которых клюет здешняя рыба, пока найти не удалось. Поймали три здоровых красивых и бородатых рыбины. Также поймали двух странных, черных и растопырчатых «бычков». Они нам не понравились, Ковер попинал их ногами и выкинул в море. Несмотря на пинания и унижения «бычки» радостно уплыли.

День 28


2 августа, понедельник

После завтрака братья отправились на лодке охотиться за морскими звездами и мидиями. С берега доносились суровые крики штурмана: «Правей, левей, куды гребешь! Ковер, стой, бросай якорь! Якорь где?» После двухчасовой ловли сачком со дна добыча составляла 10 звезд и куча маленьких мидий.

Почти весь день после этого был посвящен умерщвлению, варке, придаче нужной формы и сушке морских жителей. В это время с острова снялись катамаранщики. После сытного ужина с ухой и жареной морской рыбой (наивкуснейшей) мы отправились на прогулку на противоположную сторону острова, где стояли катамаранщики. К этому моменту уплыл и одинокий морской волк, стоявший на мысу. На острове теперь только мы. Всякий подножный корм нам черезвычайно нужен. Во время прогулки Господь подарил Максу огромный и чистый белый гриб. Кстати, весь поход Макс был основным поставщиком грибов. Завтра отплываем на остров Медвежий.

День 29


3 августа, вторник

Проснулись мы рано, но наши расчеты с приливом и отливом оказались неверные, поэтому к 12.00 вода начала стремительно убывать. В последний момент байдарки проволокли по исчезающему руслу протоки. Покрутившись между островами и материком, вышли в открытое море. Поднялась небольшая волна, обычная для моря, но придавшая нам острых ощущений. Неожиданно и с большой скоростью стал приближаться густой туман «съедающий» все острова перед нами. Вскоре не было видно не то что впереди идущую лодку, но соседа спереди! Мы успели доплыть до острова Сковородный, пока он не исчез из вида.

Пока пережидали туман, Егор с Максом обошли остров, обнаружив на нем избу и крутую моторную лодку. Уже перед отплытием Макс узнал у рыбаков, как попасть на Поньгому-18 и расписание поездов до Кеми.

Сначала мы причалили к острову Большой Медвежий. Но услышав на нем людей и собаку, переправились на Малый Медвежий, совсем небольшой островок. Медведей не оказалось ни на Большом, ни на Малом, ни больших, ни маленьких. Зато мы стали свидетелями трагической сцены, когда чайка похитила маленького утенка у утки. Кстати, поражает количество уток на море! Чайки постоянно кружили над островком и не давали нам покоя ни днем, ни ночью. Стоянку нашли чудесную, с видом на море и очень удобную для костра и палаток. Дрова уже никто не рубит, море вполне обеспечивает нас сухими крепкими палками и бревнами.

С утра обнаружилось, что еды осталось совсем немного, начинаем пытаться экономить, но Господь преумножил всю оставшуюся пищу так, что мы не знали недостатка ни в чем. Практически все расчеты по продуктам себя оправдали, за исключением муки и подсолнечного масла, которые придется везти в Москву.

Вечером мы обошли наш островок. Посередине него есть сгущение растительности и там стоит небольшая деревянная вышка, на которую мы с удовольствием слазили. Внизу прибита доска с надписью «Москва – Академия – север». В низинке в центре острова – остатки очень старой стоянки. Похоже, что эта низинка – кратер вулкана, из которого образовался этот остров. В целом остров очень красивый и романтичный. Макс получал большое удовольствие от лазанья по скалам и большим валунам. Кстати, о воде…Понятно, что ни одного источника воды на островах да и на материке нет. Поэтому воду осторожно зачерпываем с поверхности небольших скоплений дождевой воды между скалами, стараясь не разглядывать котелок и его содержимое…

Потом прокипятить и насыпать побольше заварки. Поражают местные приливы- отливы – вода отступает, обнажая камни и дно около берега, на 5-6 метров, при этом местность изменяется до неузнаваемости. Спустя 6 часов все преображается.

День 30


4 августа, вторник

Готовимся к завтрашнему отплытию, наслаждаемся последними минутками пребывания на море. Братья сплавали на Большой Медвежий за грибами, обнаружили там большую стоянку с большим же количеством народа. Здесь так отдыхает большинство: встают на островах и сидят там неделю, две, а кто и месяц, устраивая при этом крупные банкеты. Вечером провели чудесное собрание, на котором звучала проповедь «Будущий дом Небесного Жениха и Земной Невесты». Эта была самая длинная по времени служба (4 часа), но явившаяся необыкновенным благословением для нас.

Бедный Жека, которого отправили поиграть среди камушек на берегу, решил обтесать ножом палочку и сильно резанул себе руку у большого пальца. Обливаясь кровью, прибежал в лагерь. Рану засыпали стрептоцидом и замотали бинтом, нож отобрали, а Жеку отругали… Бедный парнишка весь поход получал какие-то травмы, а ноги его были постоянно мокрыми даже в резиновых сапогах. Но все же звание юнги в этот поход он отстоял!

День 31


5 августа, вторник

Ночью раздались грубые и неотесанные мужские голоса: «Мужики, есть кто-нибудь?» Мужики дружно ответили «Есть!» и после этого Макс имел получасовую беседу с питерской группой, которая долго и бесцеремонно выясняла, где они находятся, потом грелись и т.д. Макс в течении всего похода выступал как парламентер в общении с рабочим классом. Хотя были волны и встречный ветер мы за 50 минут добрались до рыб. избушки, перетащили байдарки через плотину на внутреннее озеро и к 12.00 уже сушили байдарки. Поезд до Кеми шел в 14.20. На нем за 30 ре за всех, хотя и с большим количеством народа (в основном люди, ездящие за ягодой) мы добрались до Кеми. Эту самую Кемь мы проходили вдоль и поперек. Весь этот городок представлял собой неудачную попытку из деревни сделать город. В центре много всяческих магазинчиков, периодически пролетают крутые импортные машины и гуляют одинокие, разодетые, лузгающие семечки, дамочки.

Также совершили прогулку на бурлящую Кемь, посмотрели деревянный пятикупольный соборчик, выглядящий как-то убого. Неоднократно покушав и купив продуктов в поезд, мы остались досиживать последние часы на вокзале. Наш поезд отправлялся в 1.58. К этому времени стало подтягиваться много групп байдарочников. Сели в поезд и заснули как младенцы. Вот и закончился наш первый самостоятельный поход. Мы благодарим Бога, ибо Дух Его не отходил от нас во все дни, Он хранил нас от опасностей, оберегал. Мы не страдали от затяжных дождей, нас не мучили комары, злые люди нас не беспокоили. Не было испытаний сверх сил, маршрут очень красивый. Славим и благодарим Господа за этот чудесный отдых и зимними вечерами мы будем вспоминать Карельские просторы, бурлящие потоки воды, крики капитана Щуки при застревании между камней:

«Спокойно, все хорошо, все в порядке!», также мощный рык Макса проталкивающего своего Брата среди валунов. Если Господь позволит, мы совершим еще не один поход во Славу Его.

6 августа 1999 года.