Logo
Logo
Lansere
Походные дневники

Река Охта - 2005 год

Достаточно неожиданно для нас самих и наших родных, и сестер, остающихся в Москве, было отправиться в Карелию осенью… Прогнозы были самые впечатляющие: до -1 ночью, буржуйку в палатку по совету Евгения Петровича, охота на пингвинов по свежевыпавшему снегу. Все исправно взяли толстые-претолстые свитера и зимние куртки. Выехали мы впятером - Ленка, Наташка, Колян, Жека и адмирал Барашек Гоша - на героической машине Ауди, забитой до отказа сумками и рюкзаками, в 23.30 во вторник 23 августа. Путь был долгий и вместо утра 24-го, как мы хотели быть в Петрозаводске, мы оказались за 30 км от него возле деревни Матросы на берегу реки Шуя, которую мы в Москве рассматривали как вариант маршрута. Господь милостиво усмотрел для нас эту первую незапланированную стоянку, несмотря на большое количество туристов и охотников, место было уединенным и красивым, прямо на берегу реки. Лансере и Лена спали в палатке, Коля и Жека делили один спальник на двоих в машине.

Наутро, позавтракав купленной черникой с сахаром и хлебом (ибо каты были плотно упакованы где-то в недрах Аудюхи), мы рванули в Петрозаводск. Машина показала себя в очередной раз как настоящий вездеход, преодолевая все канавы и колеи. Вообще трасса в Карелии напоминает аттракцион с крутыми виражами, мы просто упрыгались, добравшись до конечной цели.

В охотобществе Петрозаводска Гоше очень помог человек, с которым он разговаривал по телефону из Москвы. Господь расположил его сердце достать все лицензии, какие только можно для охоты на птицу. Там же в столовой мы пообедали, сходили посмотреть на Карельское море – Ладожское озеро, по своей красоте и величию действительно не уступающее Черному морю…

К вечеру этого дня мы примчались в поселок Пушной, в котором тщетно пытались договориться с народом, чтобы кто-нибудь отвез нас на грузовой машине до воды. Пришлось колымажить самим по сельской дороге, усеянной гравием. На этой-то дороге мы «словили» острый камень, который пропорол нам колесо. Пришлось заниматься шиномонтажом прямо там. Коля и Гоша стали ставить «заплатки», и здесь Господь явил Свою милость, на этом изрешеченном колесе мы километров 30 ехали на перегруженной машине и… доехали! В деревне Новое Машозеро, после долгих поисков и брожения по деревне, когда мы осознали, что темнеет, а до воды еще километров 20, ночевать негде и наша машина вряд ли осилит эти километры, да еще надо на ней вернуться и кому-нибудь в деревне ее поручить… Мы просто верили, что Господь усмотрит нам все лучшим для нас образом, только нужно довериться и подождать.

Вскоре нам открыли дверь старого дома, который был захламленный, но теплый и с 2-мя печками; дали воды, хозяйка тетя Таня принесла дрова и затопила нам печь, чтобы вскипятить чайник. Ее сын с друзьями рассказали нам, что в том месте, куда мы хотели добраться до реки, нет воды из-за засухи. Вообще вода в этом году необычайно низкая и недавно людям не разрешали ходить в лес из-за пожаров, колыхавших во многих местах. К нашему приезду пожары унялись, грибы, которых не было, появились, но самое удивительное - это сухая, солнечная погода! Вопреки всем человеческим идеям и предостережениям, Он, сотворивший всю видимую для глаз красоту этого края, как будто специально, заботливо и нежно подготовил все к нашему приезду. Как любящий отец, который ждет свое дитя и все подготавливает к его приходу. С благодарными сердцами мы спокойно уснули на ковриках на полу старого дома.


Пятница, 26 августа.

Ночь прошла спокойно и тепло, а наутро выяснилось, что сын тети Тани, который должен был нас отвезти на грузовике до места, дома не ночевал и где он вообще - неизвестно. До 11 утра Жека носился по деревне, поднимая за собой столп пыли, в поисках человека с машиной, а также молока. Вскоре 2 бутылки парного молока и шар творога были у нас в руках. Где-то еще с часок мы выбирали для Овечки-Наташки кроссовки, когда выбрали, груженная нашими вещами машина уже подъехала, не выдержав долгого ожидания. Кроссовки и одежку продавали наши друзья белорусы, которые умудрились даже сюда добраться.
Вез нас некто «Макаревич», как мы его прозвали, уж больно был внешне похож на оного этот молодой, кучерявый парень в шортах. Гоша и Овечка ехали с комфортом в кабине, а вот все остальные прыгали в багажнике и дышали через раз.
По дороге мы выяснили, что этот парень с друзьями занимается собиранием металла, то есть нанимает людей, чтобы разрезать старые железные дороги и прочие остатки советского режима; а также ягоду скупать у людей. Местная валюта – литр спирта, ибо люди не хотят работать за деньги, а только за бутылку… Как жаль… В большинстве своем в этом краю люди не находят другого способа удовлетворить свою жажду по Богу, кроме как выпивкой… Как хочется принести этим людям весть о том, что есть другая жизнь… Как мы ждем этого момента, когда наши уста и сердца будут наполнены Живой водой, и тот, который будет пить ее, не возжаждет вовек…
После 2х часов прыганья по лесным дорогам, мы спустились вниз прямо к озеру. Необычайная красота и простор открылись нашему взору! Погода стояла сухая, солнечная, дул прохладный ветер… Сразу насобирали кучу грибов и сварили настоящий грибной суп.
Попрощались с Макаревичем, заплатили 600 рублей и подарили шоколадку.
Наша Ауди осталась в деревне у вдовы за 300 рублей. Из-за сильного встречного ветра братья решили потратить остатки этого солнечного дня на сборку катов. Здесь же и заночевали.
Ночью мы устроили радостный шум для Господа с песнопениями, восклицаниями под ярко сияющей луной и звездами! Аллилуйя.


Суббота 27 августа.

Мы совсем потеряли счет времени и дням недели, так что мы не знали, что сегодня суббота. Как мы и просили Господа, с утра ветер утих и мы отправились в путь.

Мышцы возмутились от нагрузки, но спустя час им пришлось смириться. Мы просто стали тренироваться и вспоминать, как грести. На катамаране свои правила гребли, не как на байдарках или других лодках. Ты всегда должен ориентироваться на своего напарника, не перегребать и силу не выказывать. Направление и скорость движения зависят от каждого на кате.

На порогах должна быть хорошая реакция. Все прямо как на собрании. В этот день нам удалось пройти километров 20. Сначала мы перегребли Кевяж озеро, на котором мы стояли.

В этот день нам удалось пройти километров 20. Сначала мы перегребли Кевяж озеро, на котором мы стояли. А после тренировки на большой воде мы вошли в реку, первое препятствие оказалась старая разрушенная плотина, куча камней и бревен. В описании маршрута сказано, что уровень воды определяется по этим камням. Эти камни стояли как памятники на воде, почти сухие… Да, местные жители говорили, что такой низкой воды еще не было!

Тут мы это ощутили на своей шкуре, в прямом смысле этого слова. Сначала были 12 км узкого петляния реки, в одном месте она так пересохла, что каты еле протолкнулись, как в луже, между травянистыми берегами. Потом река расширилась и это стало красиво. Вокруг стояла тишина, никого из людей, и только спокойная красота и умиротворенность. Скоро эта умиротворенность кончилась и начались… перекаты, каждый из которых сопровождался Ленкиным визгом. Такая шкуродерка! Тут звучала песня бурлака-Гоши, который, одев бахилы, тащил то на себя, то за собой кат с двумя глупыми овцами. Один раз его нога застряла в реке между камнями и Барашка стало затаскивать под кат. Увидев его перекошенное лица, Овцы подналегли и стащили кат с очередного камня и спасли Гошика. Вообщем, это было мучительно. Но после 4-х перекатиков река стала расширяться и вошла в красивое Кунном-озеро. Было уже 8 вечера, но ярко светило солнце и все устали. Никак не могли найти стоянку, вглядываясь в заросшие берега. Из-за низкой воды было непонятно, что на берегу. Но в сердце мы ожидали, что Господь приготовил для нас красивую, чистую стоянку. Так вскоре и случилось. Чудесная стоянка среди сосен нас ожидала на мысу. Тяжелые тети на кате

Барахтают веслами в луже.
Толкает их весело сзади
Могучий Баран, поднатужась,
А каты о камни скребутся,
Взывают под мощною ношей.
И весла под ношей дерутся,
И Колины крики несутся
«Ну, Жека, куда же гребешь ты…»

Воскресенье 28 августа.

Когда мы помолились ночью, то вдруг обнаружили, что пришло воскресенье. Мы устроили днёвку. Братья быстро оживили и благоустроили стоянку. Она уже была готова и видно, что давно на ней никого не было, хотя наш маршрут очень популярный.
На собрании Гоша прочитал проповедь «Бог усмотрит Агнца». Она сильно коснулась наших сердец, особенно потому, что там идёт речь о слепом Вартимее, который получил исцеление, а перед собранием овечка-Наташка свидетельствовала о том, что в четверг получила травму в левый глаз и там сразу появилось кровоизлияние; кровяная полоска плавала, мешая зрению, как в аквариуме и все время напоминала о врачах и операциях. Но милость Божья сказала – нет! Буквально через несколько дней от нее почти ничего не осталось.
Как стали заканчивать собрание, подул холодный ветер и помыл нас дождём. В этот день погода менялась очень часто. Под вечер братья уплыли на кате на рыбалку, вышли на берег, попалили из ружья и им предоставилась возможность применить свои механизаторские способности – на дороге сломался старый «Москвич» с семейной парой. Они благополучно уехали, а ребята настреляли грибов и вернулись в лагерь.
Их ждала первая в этом походе наваристая уха!


Понедельник 29 августа.

В этот день мы сцепили два ката (при этом ими проще управлять) и пересекли вторую часть нашего Куннемозера, пошкреблись по протоке в Большое Муеозеро.

Там Господь послал нам попутный ветер, мы натянули паруса (т.е. полиэтилен, который должен закрывать морду ката) и пролетели это озеро на «ура», быстро и красиво. Как на яхте в море. Под конец волны поднялись большие и плавание стало экстремальным, но все закончилось легким испугом.

Выход из озера был через старую плотину (по бокам как бы стенки из бревен и камней, посередине слив воды). Здесь дам высадили на берег, протащили кат по первым двум бревнам и понеслись. Здесь шла серия коротких перекатов, уже чуть поглубже прежних. Преодолевать их стало чуть попроще, но низкая вода всё же заставляла бедного Барашка вылазить в воду. Дальше потянулась красивая петлючая река и тут мы заблудились. Река обнажила камни, и перекатов стало больше, чем в описании. Вскоре появился Т-образный перекресток двух рек – одна направо, другая налево. Перед нами был вытоптанный болотистый берег с костровищем – чья-то перекусочная остановка. Впоследствии она стала нашей экстренной.

Глянув на направление кувшинок и водорослей, потаращив глаза в карту и запутавшись в притоках реки, все решили, что последнее слово будет за Колей. Коля сказал, что плыть налево. Ну, мы и погребли по глубокой, спокойной таёжной речке. Тут началась неистовая рыбалка – только закидывают спиннинг – сразу там кто-то есть… Так целый час мы гребли против течения по речке Чаруш. Когда мы доплыли из выступающих из воды камней, где течение немного усилилось, Гоша с грустью увидел, как мимо нас проплывает речная тина, как раз туда, откуда мы приплыли… Коля получил строгий выговор. Мы вернулись на наш Т-образный перекресток. Ночевать пришлось почти в болоте. Весь берег был утоптан, а в кустах характерные тропинки… Когда мы все же легли по палаткам, объевшись грибного супа, тут же буквально через 5 минут мимо палатки кто-то с топотом пронесся. Мы их не видели, но думаю, что это кабаны, которые живут на болотах и выходят пить к воде… Всю ночь земля дрожала под головой. Иногда казалось, что вот-вот по тебе пробегутся. Но Господь сохранил нас в эту ночь.


Вторник 30 августа.

Утро нас встретило противным дождем. Пытались развести костер, но из-за сырости ничего не выходило. Гоша пошел за кусты на болото и моментально потерял ориентацию, вышел на наши голоса. Но Жека этого не знал… Заподозрив неладное, Овечка вылезла из палатки под дождь и стала звать Жеку, но голос как-будто тонул в этой сырости. Никто не откликался. Когда Гоша уже пошел на розыски, издалека раздался голос Жеки «Иду!» Он заблудился на болоте и вышел на голос, который звал его. Однажды каждый из нас блуждал по болоту мира или формальной религии, но настойчивый Голос Отца вывел нас! Мы поблагодарили Господа и поплыли.

Преодолели несколько красивых перекатов и река начала петлять среди болот. По берегам - травы и одинокие мертвые деревья… Но тут началась погоня за утками. Одну Гоша подстрелил в крыло, она упала и уползла куда-то в кусты у воды. Мы прочесали кусты, но утки там не было… Но вторая взлетела прямо перед нами и… грянул выстрел. Вообще выстрелы были частые, при них сестры бросали весла и затыкали уши. Но утка была только одна. И килограмм семь рыбы!

Нам пришлось встать на традиционной стоянке, где встают все, под названием Мыс туристов. На этом мысе стоял деревянный идол – видимо, оставшийся от деревни и торжественно здесь установленный туристами, которые любят всякие штучки. Гоша всадил ему пулю в самое сердце.
Подул очень сильный ветер с озера, но по молитвам нашим он прекратился. Вечером нажарили сто-о-олько рыбы, что все наелись и еще осталось. Как благ Господь к нам! Не устаем удивляться и радоваться Его заботе о нас. Так приятно знать, что тебя хранит Рука Всемогущего Иеговы! И если на пути встречаются испытания – они ко благу для любящих Его.


Среда 31 августа.

Ночью опять кто-то бегал по лагерю. Рядом болота, может, снова кабаны. Решили с утра, что пойдем дальше, потому что здесь негде гулять и охотится, все вокруг заболочено. Весело перегребли Юлеозеро наперерез хорошему ветру и волне. Пытались найти протоку, обозначенную на карте, чтобы пройти насквозь Ригозеро и не грести лишние километры. Но не нашли, или она пересохла. Под попутным ветром, с парусом, который держала Овечка, мы мигом полетели оплывать все эти озера.

Увидели деревянный крест на скалистом берегу. Это был памятник какому-то «бродяге» в очках, заламинированная фото выцвела на солнце. Ниже была металлическая дощечка с выгравированными словам: «Дружище, остановись, помяни хорошего парня и бродягу. Никто не знает, какой поход будет последним». Здесь мы перекусили и погребли дальше, размышляя о надписи.

На этом-же берегу были старые развалины домов – типичная заброшенная карельская деревня. Но одна изба было со стеклами и явно обитаемая. Коля с Жекой сходили на разведку, изба была открыта, но внутри никого. Видимо, это рыбацкая избушка, где ловят, солят и коптят рыбу. Вскоре мы подплыли к старой плотине, перегораживающей все озеро. Небо затянуло и посыпал мелкий дождик. Это была груда камней и стены из бревен с двумя проходами, так же забитыми камнями. С трудом мы прошкреблись по левому и сразу начался небольшой порожек со стремительным течением, но весь усыпанный камнями. Все эти камни мы «собрали». Чуть поплавали и опять перекат, часть которого Гоша волок кат за собой, потом подоспел на помощь Коля, толкающий посудину сзади. А Жека в этот момент проходил это препятствие один.
Вскоре появился с трепетом ожидаемый порог Нерес, II-III категории. Наверное, он проходится красиво и быстро, резкий поворот реки направо… У нас же все как всегда. На правом берегу, на возвышенностях среди больших валунов, мы нашли себе прибежище. Почти ночью закончили варить суп из утки. Вкуснотища!


Целые сутки гонялись за уткой
Стройною, как сосна.
И этою уткой набили желудки.
Ах, как же она вкусна!

Четверг 1 сентября.

Гоша с Колей с утреца
Два веселых молодца,
Взяв конфетки, распрощались,
Ну а в лагере остались
Жека, Ленка и Овца.
Жарко солнышко печет,
Речка рядышком течет,
Жарятся, шкворчат грибочки,
Милого Овечка ждет.
День уж близится к закату,
Не идут домой ребята.
И летят в тревоге мысли,
Как в лесу темнеет быстро…
В это время мочат боты,
Братья меряют болота.
Долго сквозь леса ломились,
Стоп. Уперлись. Заблудились.
А в округе - ни души,
В этой девственной глуши.
Только знатные грибы,
Да звериные следы…
Что на карте – черный цвет,
Ничего в помине нет!
И уже не до охоты,
Поле мертвое – болото…
Ночевать в лесу до завтра?
Нет, Колян, идем на запад!
Из последних сил – вперед,
В лагере Овечка ждет…
На пригорке же у речки
Жека, Ленка и Овечка
Жгут костер, веслом гремят
И кричат - зовут ребят.
Обещал Господь быть с нами
В радости и в испытаньи.
Перед Ним наши пути,
Знает Он как провести.
Стало поздно и темно,
И не видно ничего.
Волк завыл в лесу глухом,
Страшно нам, но все же ждем…
Как желанны и чудесны
Улюлюканья из леса!
Нам не страшны злые волки
Вот из леса выстрел громкий!
Ноги тащат тяжким грузом
Вот они - туляк с французом!
Слава Господу Христу,
Что провел чрез темноту!
Хоть на ужин задержались,
Но пришли. А мы - дождались!

Пятница 2 сентября

Из-за сильной усталости братьев решили сделать дневку. С утра раздавались охи-вздохи-ноги болят! Целый день гуляли, ловили рыбу, а сестры собирали грибы. Каждый день мы имеем удовольствие вкушать дары природы – Господь позволяет нам есть рыбу или грибы, а часто то и другое. Вечером, уже почти ночью, Коля посмотрел на ночное небо и спросил: «А тут северное сияние бывает?» Все засмеялись, воспринимая как шутку, но взглянув туда же, с восторженными криками бросились вверх на камни, смотреть яркие всполохи на небе. Они мерцали, переливаясь разными цветами и быстро расплывались. Сначала было как силуэт облака.

Чуть позже это странная полоса разделила ночное небо на две части, а потом еще померцало пятном… Как это было удивительно увидеть здесь северное сияние! Мы уже всерьез стали ждать холодов, как на северном полюсе, и пингвинов, заглядывающих в палатку… Но холода наступали медленно. Эта ночь была теплее предыдущей, когда в палатке было здорово холодно и Овечка была так рада, что Барашек ее рядом. А не где-то там в лесу спит с сосулькой на носу.

Суббота 3 сентября.


Покинули нашу большую стоянку и вскоре оказались в большом озере Ложево, где первый раз увидели людей. Это были рыбаки на лодках, осматривающие сети. Здесь можно было выбирать варианты маршрута – по реке или по искусственному протоку. Но выбирать нам не пришлось, ибо дул боково-встречный ветер и проток Кирес с очередной плотиной был гораздо ближе. Вообще такого количества плотин как на Охте, не видали еще нигде. Это из-за лесосплава. Вода была такая низкая, что не раз хотелось разобрать одну из плотин, чтобы прибавить воды в реке. В следующий поход надо брать гранату (шутка).

Преодолев плотину, оказались в узком красивом «коридорчике», дно которого устлано камнями. Следующее озерцо в начале было такое мелкое, что передвигаться по нему можно было лишь отталкиваясь веслами от дна. На этом озере жила парочка лебедей, которые тревожно кликали, пока мы не перегребли озеро. Дальше продолжался прокоп, в нем два порога: один – Метро (название соответствует характеру – узкий и петлючий), следующий отличался от Метро своим впадением в озеро по нагромождению камней. Тут оба экипажа по очереди застряли – Коля и Жека поперек течения, а оставшееся трио – вдоль, уперевшись мордой в камни на повороте.

Кат трещал и скрипел, вода шумела, Гоша и Лена применяли невероятные усилия, пытаясь «снять» катамаран. На носу ката сидела Овца, которая ничего поделать не могла и старалась не мешаться. В результате одно весло сильно погнулось, палка для отталкивания сломалась, а кат остался. И тут на помощь пришел верный Колян. Он уже и так был мокрый, снимал свою посудину, поэтому терять ему было нечего. По пояс мокрый, он перевел на свой кат мокрых испуганных дам и стащил нашу бедолагу с камней. Все так устали, особенно Гоша…

Коля же ко всему относится крайне спокойно, иногда Жеке достается за некультяпистость, но в основном Колю интересует рыба во всех случаях. Вот и здесь, пока народ переодевался, Колян уже блеснил. Но благодаря этому постоянству у нас практически каждый день была хорошая рыба.

На правом берегу стояла заброшенная разрушенная деревня. Видимо, до тех пор, пока здесь был лесосплав, люди жили и работали. Закончился же он лет 40 назад. Дальше началась неожиданная и неистовая охота на 2-ух уток. Пословица оказалась верной: за 2-мя утками погонишься – ни одну не поймаешь…

Одна раненая утка рванула через озеро направо, а вторая на левый берег, один кат погнался за одной – другой за «левой» уткой… Там высадили Овцу, прочесав до этого берег по берегу и по воде. Гоша и Лена поплыли к ребятам, а в это время… Раздались печальные и пронзительные крики лебедей и из прохода в озеро Воронье выплыл красивейший треугольник белых птиц… Они спокойно и величаво проплыли, прощаясь с озерами, улетая на юг… Однажды также святые Божьи дети покинут свой временный приют на этой земле. В это время в кустах раздалось «кря». Овечка сделала пару шагов, но хитрая утка, которая все это время отсиживалась в кустах, рванула от берега через озеро… Уже когда стало совсем темно, мы нашли красивую стоянку в соснах на полуострове озера Воронье. Думаю, что неплохо было бы это озеро переименовать в Лебединое, потому что все время, пока мы там были, видели белых лебедей, собирающихся в стаю.


Воскресенье 4 сентября.


На собрании звучала проповедь «А по-вашему, кто это такой?» Господь даровал нам хорошую погоду, хотя ветреную, но без дождя. В этом краю это удивительная вещь и так видно заботливую руку Отца.
Потом овцы и Гоша пошли на экспедицию в лес. Хотели перейти на другую сторону полуострова, но по натоптанной звериной тропе плавно вышли на свой же берег, только дальше лагеря. Там смелая Ленка расстреляла старую сгоревшую сосну.


Вторник 5 сентября.


Сегодня был банный день. Через пару километров на берегу озера стояли два бревенчатых домика. Один недостроенный, со стеклопакетами, а второй как раз баня. Там мы все и напарились и помылись.

Потом пересекли озеро, как обычно, в разыгравшуюся волну и под парусом. Это было последнее большое озеро на нашем маршруте.
Потом как обычно, плотина, несколько перекатов и быстро нашли неплохую стоянку перед Пиге-порогом. Прямо перед перекатом, на мелководье, Колян поймал хорошую щуку. Грибов мы набрали прямо на стоянке. Почти каждую стоянку приходилось чистить от мусора и забрасывать помойку… Лена с бооольшим удовольствием и ловкостью не только дрова таскает из лесу охапками, но и колет их топором. Видели бы вы это зрелище! Наша милая, тихая Лена с топором в руках!

Ребята еще на озере поймали какую-то серебристую рыбу с розовым мясом и жутко костлявую. В этот раз был хариус. В переводе с саамскаго «хариус» означает – «усатая морда» или «небритый турист». Считается редкой, благородной рыбой. Кстати, самой страшной угрозой для Барашка в походе считалось семь литров грибного супа. Это после нашей «кабаньей» стоянки, когда супа было очень много и в нем было много грибов и мало заправки… Все это было жидко и не очень вкусно.


Вторник 6 сентября.


Отправились в бурное путешествие. Начался период порогов. На первом пороге Овечка не справились с управлением (слабо табанила) в результате чего кат развернуло и Гоша и Лена намокли. Это было грустно и глупо, ибо порог было слабенький. Овца расстроилась, но ее долго утешали, убеждая, что не все созданы прыгать по порогам, но оставаться таким, как есть и служить Господу.

Дальше шла череда несложных порогов, но которых овечьи силы кончились и дальше весло перешло в крепкие Ленины руки. Эх, это сестра просто создана, чтобы проходить пороги! Хотя она и визжит в экстремальных ситуациях и все порывается одеть темные очки, но на деле ее мощные гребки решают дело.

Перед дразнящим наше воображение порогом Кивиристи был порог послабее его, но мощный. Хемег. В конце его на сливе кат с Барашком и овцами опять прижало к боковому камню посреди слива и Ленин балллон стало заливать водой. И вновь овец отправили на камни, кат развернули, и все закончилось хорошо. А если бы вода была повыше, пройти можно было бы очень красиво…

Красавица Кивиристи – порог 5-й категории сложности, а всего их 6 – состоял из трех ступеней: небольшой слив, прижимающийся к скале, через метров 50 – падун, где река падает пенящимся, бурным потоком с 4-5 метровой высоты прямо среди скал и потом река несется в каньоне, где скалы возвышаются метров на 12 на повороте.

Над падуном находится смотровая площадка, с которой очень красивый вид на падение реки и множество табличек на лопастях весла, платформах кроссовок, железных и прочих материалах. Они прибиты к деревьям и гласят когда, какая группа и в каком году и сколько раз прошла этот порог. Здесь же печальная табличка посмертная, в 97 году погибла девушка Марина из Эстонии. Вообще этот падун считается непроходимым и по берегу набита ногами туристов крепкая трасса, по которой делается обнос. Наши братья прошли весь Кивиристи два раза, сперва на одном, потом на другом груженом кате. Первый раз это было очень красиво, а второй раз груженая посудина плохо управлялась и, спрыгивая с обрыва падуна, казалось, что вот-вот перевернется. Но Господь сохранил.

На стоянку встали сразу после порога, на правом берегу. Ночь была беспокойная, мы переживали, что из-за шума воды не услышим приближение людей, которые частенько приходят обворовывать туристов. Но и здесь Господь сохранил нас и никто нас не побеспокоил.


Среда 7 сентября.


Забыла описать колоритную встречу до Кивиристи. Еще на стоянке мы услышали выстрел ниже по реке. Пройдя несколько порогов, на спокойном участке реки на правом берегу в лодке стоял чернявый парень в защитной куртке. Мы решили поздороваться – человек все-таки – он нам ответил и спросил, откуда плывем. «С Москвы». Тут прозвучала крылатая фраза: «Скоро снег выпадет, а вы все катаетесь!» Он тоже охотился и сказал, что наши выстрелы все были слышны; что уток надо поднимать рано в тумане и еще лёт не начался, поэтому охота не очень.

Вообще в нашем путешествии мы часто ходили по тропам зверей, видели следы и места спуска к воде.
Когда братья блуждали в глубине леса, они ходили по свежайшим отпечаткам копыт, настоящий Бродвей, но так никого не увидели. Думаю, нас же они видели частенько. Один дикий зверь был наказан за свое воровство. Это была черная мышка, которая полезла в едовые мешки и, видимо, свалилась в кан с водой. Там она и утонула… Мы пополнили саамский словарный запас новыми словами: «глухарь» - это турист, который плохо слышит. Также «ухарь» - это глупый турист. После нашей экстренной стоянки на Кивиристи мы пошли преодолевать пороги, которые были уже бурлящие, проходить их было интересно, да и качество экипажей повысилось, уже редко кто вылезал сталкивать кат. Только Барашек один раз отличился, решив походить по воде в кроссовках. Следующий более-менее сложный и красивый порог с перепадом воды был Печко-порог. Мы на нем и попрыгали с печки на лавку.

Дальше шел участок спокойной воды. Мы хотели стать на стоянку раньше, но не нашли ничего подходящего. Вскоре в березовом лесу справа мы увидели стоянку и остались там. Место было низкое и среднерусское, карельские возвышенности с соснами куда-то исчезли. Рыба чегой-то перестала ловиться. Зато просто пройдясь по тропинке вдоль реки, мы насобирали сто-олько грибов. Причем в основном это были белые! Поэтому некоторые продукты простаивали и не шли в ход из-за каждодневных грибных супов или жареных грибов.

К этому времени очень быстро стала исчезать мука, из которой каждое утро Барашек жарил вкуснейшие блинчики, и сахар. Но нам оставалось так мало плыть…


Среда 8 сентября.


С утра полил дождь. Обычно дождь шел ночью и к нашему подъему – а подъем обычно в 9-9.30 – он заканчивался, и мы с благодарными возгласами вылазили из палаток. Но тут дождь затянул и небо покрылось грустными тучами, из которых то лило, то не лило. На нашу Ленку такая погода действовала на удивление удручающе. Она периодически поднимала голову к небу и спрашивала где же солнышко и когда же это кончится… Вообщем, мы так и не решились плыть дальше и провели день, прыгая у костра, распевая песни, суша мокрые шмотки. Один раз все пошли гулять на пару километров назад к избушке, которую видели с воды. Там сестры практически «сходили в магазин» за огромными белыми и подосиновиками. Раньше братья «ходили» в магазин за рыбой. Эта же стоянка была явно рассчитана на грибы.

Почти все утки куда-то поисчезали с реки, была только одна, за которой мы гонялись пока плыли, но и ей наше общество вскоре надоело. Пули этих уток не брали. Они или пролетали мимо, а если попадали, то казалось, что утке это почти не мешает жить дальше.

Ночью Лена в молитве так просила Господа о хорошей погоде, что на утро, хотя и лил ливень, но когда он кончился… Небо как будто расчистили и разгребли от туч, засияло солнце и распростерлось голубое небо.


Среда 9 сентября.


На глазах желтеют листья на деревьях, с каждым днем их становится все больше. Да и холод с каждой ночью все крепчает.

Сегодня при ярком солнце разыгрался нешуточный ветер. При его порывах речка покрывалась рябью, мы натягивали вязаные шерстяные шапки и… летели на всех парусах. Ветер был попутный для нас, как будто мы должны были наверстать за вчерашний день.

Вскоре показалась вытоптанная поляна, говорящая, что здесь туристы дружно обносят порог Тетерин. Красивый! Несколько плит внахлест друг другу, после падения воды с этих плит внизу - пенный бурун из-за выступающего края плиты. Вот на этой-то плите наш дорогой Колян вылетел с ката в воду, но остался сухим. На нем были куртка-плащ и бахилы. Потом Коля и Гоша прошли этот порог другим путем. С берега казалось, что они переползают с камня на камень, а у них там было все серьезно.

Решили лететь дальше, пока ветер нас подгонял. На следующем препятствии под названием Курна – там выступают камни с берега и сжимают реку в узкий желоб – мы остановились на стоянку.

После обеда устроили соревнования по стрельбе. Повесили на березу старый железный противень, а на него консервную банку, в которую надо было попасть. Выигравший получает приз «Сникерс». Участвовали Гоша, Жека, Колян и Лена. Сделав по одному выстрелу, никто в банку не попал, только в крышку. Пришлось продолжать и в результате победил Коля, который прошил пулей банку аж два раза за выстрел. Вечером был торжественный как бы последний вечер с чаепитием и прославлением. Играли на гитаре, на всех 5-ти железных термокружках, мисках и шейкере!

Чай был с поделенным на всех Сникерсом и сливочной колбаской. Завтра нам предстоял последний порог и последний переход.


Среда 10 сентября.

Снова милость Божья встретила нас, как только мы вылезли из палатки. Ни дождя, ни ветра. Благодарность Господу!

Сегодня Коля и Жека встали первыми, развели костер и сварили кашу. Гоша пожарил последнюю партию блинчиков. Мы быстро собрались и уже где-то в пол одиннадцатого были на воде.

Последний опасный и красивый порог Охта представлял собой как бы маленький Кивиристи. Вначале корявый слив, где-то 1 метр, потом метров сто вода несется по торчащим камням. По берегу характерная тропа обноса. Коля сказал: «Да разве ж это порог?!» И пошел первым и первый же отправился купаться, на кривом сливе правый баллон подмывает и он уходит под воду вместе с пассажиром. Второй кат повторил все маневры первого. Только вместо двух там было три человека, решивших искупаться напоследок и преодолеть серьезный порог.

Гоша, сидевший справа, улетел быстрее и дальше Коли. Овечка, сидевшая посередине, вцепилась одной рукой за кат, а второй за мужа, чтобы не уплывал далёко. А Ленка вцепилась в Наташку и таким образом и кат не перевернулся, и все уцелели, хотя намокли.

Через пару часов мы уже плелись по широченной Кеми. Встали там, где видимо, все туристы разбираются, оставляют помойку, старые кроссовки и уезжают. Там братья оставили сестер собирать катамараны, взяли конфетки и ушли. Им предстоял длинный путь до Пушного, там добраться до места, где нас ждет машина и на ней вернуться к овцам.

Сначала, километра три они протопали по проселочной дороге до трассы. Гоша думал, что до Пушного 30 километров. Они так и шли пешком по трассе – бородатые, лохматые и загорелые, и никто не хотел их подвозить…
Наконец, пройдя километров 15 они выбились из сил и решили помолиться… Да-а, иногда надо проделать путь и выбиться из сил, потерять надежду и тогда Господь выходит на помощь…

Через пять минут остановилась машина. Хозяин машины сказал, что до Пушного 75 километров… Долго бы шли ребята! Он их довез и не взял деньги.
Выйдя из машины на их лохматые головы начала литься вода с неба. Под проливным дождем они вбежали в какой-то дом, который оказался то, что надо! Закусочная с горячими пельменями!

После поглощения пельменей еще часок разминки на пустой остановке автобуса до Машозера… и опять ни автобуса, ни машины. Помолились сразу, не идя 15 километров, и вскоре уже неслись по разухабистой дороге на легковушке.

В Машозере они благополучно забрали машину, поблагодарили хозяев дома, где мы ночевали, купили молоко и на машине с минимальным запасом топлива, плохо работающим стартером и дырявым колесом, помчались домой. Дом в их случае был пятачок земли у речки, костерок и две овечки, Жека и горячий ужин… Там где ждут и где ты нужен…

Часов в одиннадцать вечера, когда все стемнело до предела, овцы стали прислушиваться – интересно, что ж за машина колесит туда-сюда по дороге, а в лагерь не едет? «Да это ребята!» - говорила Наташка. «Нет, это враги» - говорила Ленка… Находчивая Ленка взяла картонную коробку из под магнитофона, которую днем видели браты, и вдвоем с Жекой поставили ее на повороте к лагерю…

Через пять минут приехала Аудюха. Расчет оказался верный – они не могли найти нужный поворот в темноте, а когда увидели коробку, то сразу и приехали.
Уже поздней ночью яркие созвездия сияли на небе и снова северное сияние металось и переливалось по небу…


Прощание с Карелией.
Прощальные всполохи света,
Уходит Карельское лето.
Нам здорово тут,
Но дома нас ждут,
Почти на другом краю света.
И в радости и в испытаньи,
Господь постоянно был с нами.
Дожди и печали
Молитвы решали,
Что там возносились друзьями…

Смотреть походные фото 2005