Logo
Logo
Lansere
Походные дневники

Река Тунгуда - 2007 год

24 августа.

Наше путешествие — Тунгуда 2007 началось в составе 4-х человек: Гоша, Натуся, Жека и Ленуся — началось ранним утром 24 августа. Агрегат, который должен был нас доставить в северные края, назывался «Рафик». Это большой «Газель» или маленький автобус, а по документам легковой автомобиль. В салоне 7 мест и большое багажное отделение. Оставив сторожить квартиру сестру Марину, в 7 утра мы отправились по маршруту Москва - семейный лагерь «Звездный» в Великих Луках — Северная Карелия. В Москве стояла 30 градусная жара, а прогноз погоды в Карелии обещал +15, +6, 0... в середине сентября. Курорт! Сломать психологический барьер было трудно — взять на каждого по два шерстяных свитера, казалось абсурдным.

Пришлось действовать верою — уже не говоря о зимних пуховиках. Когда Рафик перегревался, мы включали печку — очень актуально в +30 градусов жары. Наша дорогая Лена совершила подвиг, доехав на нём до нас из Химок — при отсутствии тормозов и включённой печке в жару... Мы её условно наградили медалью (и зачем она ей нужна?).

На этом греющемся, иногда глохнущем и с пропадающими тормозами агрегате мы преодолели московские пробки и вышли на Питерскую трассу. Тут всем полегчало, и Рафику тоже. Он разгонялся до сотни км/ч, но средняя его скорость ~ 80 км/ч. Впереди сидящим в ноги дует горячий воздух, так как двигатель в салоне. Так что в машине нет кондиционера, но есть климат-контроль — Рафик сам контролирует температуру в салоне. Всё это юмор, но жарко действительно здорово... Правда в первой половине дня вместо обещанных +37 над нами был облачный покров — Господь услышал наши молитвы. Обедали мы традиционным «дошираком» в уютной открытой кафешке, а над нами, под потолком шатра, сидели два птенца ласточек. Они выпали из гнезда и добрые продавцы поставили им коробку - чтобы подросли, а уж потом улетели. А им так хотелось полетать!
Уже вечером мы прибыли на семейный лагерь, на котором пробыли 2 дня, и оттуда в ночь с 26 на 27 взяли курс на Карелию.


27 августа.

Где-то в 8 утра мы оказались в Питере, хотя нам в него было не надо — пропустили поворот на Гатчине. Умывшись в «Макдоналдсе», решили там не завтракать, а то домой будет не на что ехать. Потолкались по Питерским пробкам — с нашими-то пропадающими тормозами это настоящий экстрим. Кушая в кафешках или столовых, мы частенько делили порции пополам: 2 сырника на двоих, 2 сосиски на двоих. Господь усматривал нам пищи столько, сколько было нужно — мы всегда были сыты.

В Петрозаводске путёвку нам не дали — они кончились из-за большего наплыва охотников. Мы отправились в Беломорск. Это было уже вечером, нам нужен был ночлег. Температура стремительно падала. Заехали в знакомую гостиницу в Медвежьегорске, но там не оказалось мест. Решили ехать дальше, до Сегежи. В Сегеже мы были около 23:00 часов, температура за бортом +7, нам показали где находится гостиница и мы взяли последний трёхместный номер без удобств, т. е. без телевизора и самый дешёвый. Жека опять сторожил Рафик, или Рафик Жеку :).


28 августа. вторник

Ночью под нами гремела музыка в ресторане. Лена и Пусик воткнули себе беруши и так могли спать. Рано утречком встали, в 10 утра выехали в Беломорск. Приехав туда, попросили женщину показать нам охотобщество, а она села к нам в Рафик и показала дорогу прямо к нужному дому. Если б не она, мы бы исплутались по этому городишке с ужасными дрогами, по которым каким-то образом ездят крутые иномарки. Нас опять отправили в другое, уже коммерческое частное охотобщество — государственных лицензий на охоту больше не было. В результате наших поисков выяснилось, что вообще кроме как на нашу речку Тунгуда лицензий на охоту не достать. Бог усмотрел нам эту лицензию чудом.

Наигравшись с охотничьими собаками, мы наконец отправились на место отправления — посёлок Пертозеро. Гоша не хотел заправлять полный бак, но забылся и заправил. Если бы не это... Дорога до посёлка была сперва асфальт, потом накатанная лесная. Посёлок встретил нас серыми выцветшими домишками. Дул холодный ветер, по небу ползали мрачные серые тучи... Неплохое начало путешествия. Наша речка вытекала из озера, у которого стоял посёлок. Мы хотели договориться чтобы оставить машину, купить молока и начать собирать каты. Но всё повернулось иначе. Так, ну где тут оставить машину? Людей никого не видно, только две коровы и две козы бродят, да приезжие торговцы одеждой. По дороге шёл мужичок в кепке. Он оказался не местным, но сказал, что знает у кого можно оставить машину. Сел к нам в Рафик и привёз прямо к дому. Он же и пошёл за нас договариваться. Снова милость Божья к нам!


Мы так благодарны за добрых людей,
За жертвенные сердца.
Господь с ними сводит Своих детей.
Своею рукой Отца.
Заботится Он, будь то день или ночь,
Хоть мы и не знаем имён,
Но Он знает тех, кто готов нам помочь,
И тем будет благословлён.

Когда мы искали доски для катов, Бог послал нам человека — Андрея. Крепенький, упитанный средних лет дядечка, немножко нетрезвый, начал настойчиво и терпеливо отговаривать нас начинать наш путь отсюда (мы хотели отплыть прямо от деревни, как повествовалось в описании маршрута). Верилось с трудом. Он сел в свою «пятёрку» и повёз нам показывать речку Бохту. Это было зрелищно — двухметровая речка-переплюйка сплошь в завалах и бобровых плотинах, петляющая в лесу среди болот. - Ну что, посмотрели? Дальше поедем или пешком пойдете? - имея в виду прохождение речки на катамаране, спрашивал он. Из двух баллонов ката в русло реки уместился бы только один...

Посмотрев пару мест этой речки, Гоша решился ехать за 15 км, где Бохта уже широкая. Андрей просил оплатить ему лишь бензин... При своей настойчивости он ни разу не выругался! Где-то полчаса мы плутали по лесным дорогам за его «пятёркой». Приехали на красивое, но «засиженное» людьми место — перешеек между Шуёзером и рекой Бохтой, которая уже набрала воды. Решили, что мы завтра приедем в деревню на Рафике сами, а Андрей опять отвезёт нас.

29 августа. среда

Утро было необычайно мрачное и дождливое. Карелия встречала нас всей своей капризностью и промозглостью. Пуся с Гошей выбирались из лесной чащи на облегчённом Рафике. Прямо по дороге перед ними появились две «лесные курицы» - птицы, размером с курицу, коричнево-серые. Они совершенно нас не боялись и не спеша ушли в сторону от дороги, милостиво нас пропуская. Чуть позже ещё одна такая «клуша» бежала пред машиной и вообще не хотела убегать. Чуть не наехали на неё! Тогда она нехотя взлетела, распустив красивый хвост двумя завитушками. Андрей сказал, что это молодые глухарки. Пока он нас вёз, он рассказал, что его работа — капитан охраны тюрьмы, причём отдел туберкулёза и ВИЧ инфицированных. Он привёз нас и ещё попил с нами кофе и чаю.

Его очень интересовало, почему мы не курим и совсем не пьём. Лена ответила, что мы христиане и так поклоняемся Богу. Больше он не спрашивал, но видно было, что ему с нами хорошо. Он нам подробно рассказал как проходить следующее озеро, мы внимательно выслушали, хотя нам это и не свойственно (Пусику и Гоше).

Спустя минут 15, как он уехал, обнаружилось, что в Рафике осталась карта и оба описания маршрута и новый компас... Деревня была слишком далеко.

Немного повыв и повыдергав на себе волосья, мы приняли это как от Господа. У нас чудом остался атлас Северной Карелии — километровка. На ней был почти весь наш маршрут, только вот где какой порог... Видимо, это ещё одна школа доверия Господу.

Вечером мы совершили совместную прогулку. Андрей говорил, что здесь много бобров и они строят плотины. Бобров мы не видали, глухарок тоже. Пошли дальше по дороге — она поднималась высоко вверх. Справа мелькала Бохта, а слева открывался вид на красивейшее озеро. Завтра нам предстоит всё это проплыть.

30 августа. четверг

Когда мы наконец собрались, небо стало «растягиваться». В конце концов вышло солнце, чему мы уже сильно удивлялись. В Москве ещё неделю назад мы не знали куда деваться от этого солнца, а тут уже забыли как оно выглядит...

И вот мы вышли. Река петляла и петляла, мы всё ожидали вчерашнего озера. Когда часа через два мы догребли — оно оказалось совсем не тем озером. Наше озеро звали Круглое, и оно было круглое и с низкими берегами. Тут же начался сильный встречный ветер и пошёл дождь. Мы сразу помолились и пошли дальше, борясь с волнами. По милости Божьей минут через двадцать все резко утихло и озеро успокоилось. Воистину, Карелия — страна чудес.

Река опять петляла и петляла среди болот. По берегам вырастали один за другим домики бобров — наваленные кучи хвороста как муравейники. Где река была поуже, они пытались перегораживать её плотинами. Иногда и сами хозяева реки выныривали из-под поваленных деревьев, показывая свои головы.

На озере Круглом был маленький скалистый остров с парой сосен — на одной из них было огромное гнездо. Хозяин гнезда вылетел из него и стал кричать и кружиться.

А мы всё плыли и плыли. Прошли ещё одно небольшое озерко, тщетно пытаясь увидеть на берегах подобие стоянки — но всё было низкое и заболоченное. Прошли два разрушенных моста — второй совсем сгнивший, без дороги, в никуда. Гребли, между прочим, сёстры — Лена и Пусик. Братья охотились и рыбачили. Попытки совмещать греблю и добычу провизии заканчивались провалом — и то и другое. Солнце стремительно пускалось за лес, вид облаков и леса, озаренных солнцем, были очень красивы и вдохновляющи, но Барашка Гошу интересовало только одно — стоянка! Ну, в крайнем случае — утки. Из последних сил мы ввалились в озеро Килевароки. Увидели голубую лодку на берегу. Подплыли узнать есть ли стоянка где-нибудь. Нас встретил рыжий пёс, который пришёл к нам на кат знакомиться и вилять хвостом. Проглотил, как таблетку, кусок колбасы. Вышел хозяин — дедушка, указал на место метрах в ста от его избушки и лодок. Это был предел всех наших сил, но Господь не даёт испытания выше сил. Плечи, кисти, руки — всё просто отваливалось. Но как мы были благодарны за эту стоянку!


Кто проведёт нас через болота?
Кто нам дарует рыбалку, охоту?
Кто же усмотрит нам рыбу и утку,
Чтобы так не было грустно желудку?
Кто проведёт средь озёр и рек?
Кто нам усматривает ночлег?
Кто побуждает к росту грибы?
Кто нас хранит от всякой беды?
Кто на молитвы детей отвечает?
Кто добрых сердцем людей посылает?
Кто занимается воспитанием
И помогает пройти испытание?
К гордым, надменным не благоволит,
Кротких, смиренных лишь благословит.
Нету того, что Ему не подвластно,
Ибо всё создано чрез Его Слово.
Знать же Его — настоящее счастье,
Будь же прославлен, Господь Иегова!

31 августа. пятница

Сегодня мы приходили в себя и восстанавливали силы. С утра к нам пришёл дедушка, поспрашивал, кто мы и куда. Рассказал байку о московской маленькой девчонке, худенькой, щупленькой. Когда он её спросил, что она тут делает, она сказала с азартом:
- Экстрима хочу!!
- Ну, ща будет тебе экстрим ...— сказал дедушка, имея ввиду полусухой порог, по которому надо прогрестись... Уходя дед сказал, что они с бабушкой сегодня топят баню. А мы уже такие грязные...
Отправили Жеку узнать, разрешат ли они нам принять тёплый душ. Они нам разрешили. Гоша и Жека сели на каты в полдвенадцатого и уплыли охотиться на другой берег.

Сёстры в лагере ждали их часам к двум, но появились они часов в пять. Оказалось, что не взяв с собой оставшуюся карту и компас, они, конечно, плутанули. Там, помимо нашего озера, было ещё два внутренних — маленьких и с одинаковыми островками... По Божьей милости, по своим оставленным меткам, блуждая среди дорог, ребята всё же выбрались к родному кату. В этот день у нас был и грибной суп, и уха из рыбы, которую мы поймали на прошлом переходе. Банька была по-чёрному, т. е. вся гарь оставалась внутри избушки. Но все же избушка была чистая, аккуратная. Предбанничек весь выстланный газетами и тряпочками. Бабушка с дедом приняли нас как родных, хотя у них был случай, что мылась команда в 12 человек и разломали всю кладку из камней. Они её укрепили. Мы вдоволь помылись и вышли как новенькие, все сияющие. Хозяева отказались взять от нас тушёнку с картошкой — мы повесили пакетик на дверь избушки, а на утро бабушка её вернула, сказав, что ничего не надо и всё есть. Они получили и ещё получат благословение за своё гостеприимство.

1 сентября. суббота

Просыпаемся мы обычно с 8 до 9 утра, ложимся с 23 до 24. Вечером очень холодно и темно, утром правда тоже. Распогоживается к 12, пик погоды с 3 до 5. Выходим мы обычно с 1 до 2-х.
Мы сразу ввалились в реку и через пару км нас ждал порог-перекат, весь в торчащих камнях и с узкими проходами между камней. Прогреблись. Пришлось вылазить на берег и прыгать по камням.

После порога, почти сразу, состоялась охота на уток, которые взлетели метрах в 30 от нас. После множества выстрелов на воде остались трепыхаться две уточки.

Одного подранка упустили, остальные улетели. Петляя дальше по реке, у Гоши попалась на блесну щука. Нужен был подсачик, но его -увы!- не оказалось ни на одном из катов. Щурёнка вытащили так. И тут началась многодневная трагедия — подсачик, единственный и необходимый для рыбалки, неизвестным образом исчез. Скорее всего - утонул, потому что Жека его не привязал. Теперь ему предстояло решать эту проблему. Следующую, уже здоровенную, щуку Жека ловил голыми руками, когда Гоша её вытащил.

Вскоре мы выплыли в Тунгудское озеро и сразу увидели стоянку слева на песчаном пляже.

2 сентября. воскресенье

Сегодня воскресный день. После завтрака — затянувшегося — мы начали поклоняться Господу. Когда Гоша проповедовал по Посланию к Тимофею на тему «Здравое учение» - всё Послание пропитано здравостью — здравая вера, здравое учение, плодом которого является здравая христианская жизнь — когда звучали эта здравая проповедь, вся суровая карельская природа утихла и, казалось, всё вокруг вникало и внимательно слушало... Вскоре выглянуло долгожданное солнце.

Ближе к вечеру Барашек с Овечкой отправились на прогулку в лес. Там они спугнули глухаря, тот от них спрятался. Вернулись по берегу озера. Справа часто слышался собачий лай, но так никто и не появился.

Эпопея с подсачником подходила к своей кульминации. Жека грустно бродил по берегу в поисках сети, Лена пилила большую рогатину, но так ничего и не рождалось... На обедо-ужин мы ели сваренных и поджаренных на барбекю уток — по половине на личность. Настоящий утиный пир!

3 сентября. понедельник

Нас ужасали габариты Тунгудского озера, которое нам надо было преодолеть. Мы уже собрались, но в начале 1-го зарядил дождь. Жека уныло плёл сачок, потом так же уныло его расплетал. Лена соорудила себе крючок для вязания и тоже пыталась связать сетку для сачка... Потом все всё бросили.

Дождь кончился и мы отплыли. Со вчерашнего вечера мы молились о попутном ветре, что было немыслимо на этом озере. Когда мы вышли, разгулялись волны, но сёстры натянули парус и поймали боковой ветер , а парус - это полиэтилен, привязанный спереди ката, чтобы закрывать "капот" от дождя. Братья взмахнули вёслами и мы понеслись. Часа за 1,5 — 2 мы пролетели и вошли в правую губу озера, из которой вытекала уже наша Тунгуда. Берега были необыкновенно комариные! Этот гнус летал за нами, как звуковое сопровождение. Вскоре раздался характерный шум — а препятствия на реке мы опознавали очень примерно, по воспоминаниям прошлых описаний. Но мы не ошиблись, это была старая плотина с 1,5 — 2 метровым перепадом и ровным сливом. По одному мы ровненько и слились.

Тут произошла кульминация истории с сачком — у Гоши клюнула щука, он её вытащил и под громкие крики: «Жека, плыви сюда!»- щука немного полетала и спрыгнула в воду. Раздался грозный голос папы:
- Жека!! Чтобы завтра сачок был!!

Всё вокруг затихло, с находившихся поблизости осинок посыпались испуганные листики... рыба радостно улепётывала от нас под водой, а Лену посетила гениальная мысль как сделать сачок... Сразу следом был ещё порожек с простым красивым сливом. Стоянку на мысу, где Гоша предложил встать, ещё до плотины, команда не одобрила из-за огромного количества гнуса. Потом все об этом сожалели, с грустью оглядывая низменные и болотистые берега. Да, вот тебе и ТунгудА!! Не туда и не сюда... Совсем не гостеприимная речка. Из-за такого маленького количества стоянок приходится делать большие переходы.

Рыбалка что-то приутихла. Часам к 9-ти вечера мы нашли среди болот холмик с аварийной стоянкой. Нас встретил испуганный бобёр, лихо и громко, как выстрел, шлёпающий по воде хвостом. Опять откуда-то из-за болот раздавался лай собак... Ночью Лену напугал топающий зверь, который шаркал об нашу палатку. Гоша выскочил, как всегда, из палатки — и ничего не увидел. Очень трудно его заставить поверить в соседство со зверьми — он только слышит от других, что они приходят в лагерь, но сам их ни разу не видел. Когда все успокоились, Овечка в одиночестве слушала, как какой-то кабан притопал на берег и пошёл купаться в реку — похоже, мы опять встали на водопойной тропе...

4 сентября. вторник

Как уже повелось на этом маршруте, день — идём, да так, что еле доходим, а потом день — стоим. Стоянок очень мало, практически нет, зато есть «сиделки», где можно лишь сидеть. Вот и сегодня — днёвка. Братья Лансере так обустроили аварийную стоянку, что с неё и уезжать потом не хотелось. Из-за частых и коротких дождей сделали два тента — большой и поменьше, а между ними — костёр.

Сегодня Лену и Пусю отпустили в дальние края — гулять за ягодой подальше, чем в 20 метрах от лагеря. Мы стояли на треугольнике, ограниченном ручьём, озером и речкой — небольшой загон, в котором нельзя заблудиться. Но мы всё же умудрились... Метрах в 50-ти от лагеря, на возвышенности было много кустиков с черникой. Овцы закрутились вокруг себя и спутали направление — вместо того, чтобы идти к лагерю, отправились в другую сторону. Внутри Натуси звучала тревога — не туда мы идём, не туда! В конце концов удалось Ленусю развернуть обратно, и вскоре вышли на речку, облегчённо вздохнули... Пустячок, а приятно!

По возвращении в лагерь "забацали" наваристую уху, потом устроили глобальную стирку. Жеку пришлось стирать целиком. Сход в реку был из скалистых каменных плит. С них-то Жека и нырнул, с головой уйдя под воду, в попытке зачерпнуть воды в кан... Слава Господу, вылез сам, потому что из-за шума дождя никто не услышал, как он подскользнулся. Ещё с утра Лена реализовала идею по созданию подсачика — отрезала подкладку от своей ветровки и пришила её на рогатину. Тучи над головой провинившегося Жеки стали расползаться, выглянуло солнце, и Жека оттаял, вновь став уверенным и говорливым Пингвинчиком. Вместе с папой он пытался опробовать новый сачок, но безуспешно — рыба упорно оставалась в реке и её не интересовали вертлюшки и блёсны...
Кстати, страшный зверь, прошлой ночью бродивший по лагерю, был тоже наш герой Жека.

5 сентября. среда

Можно было и сократить маршрут по ручью, который вел в озерко, через которое мы всё равно бы проплыли, но мы лёгких путей не ищем. Речка ужасно петляет, повороты и изгибы порой на 180 градусов. Так что мы все добросовестно прогребли. Звуки, которые нас так удивляли в лагере — лай собак, звук мотоцикла, даже мычание коровы — всё неслись к нам через водную гладь от деревни Тунгуда. Удивительный слуховой эффект.

На полуразрушенном мосту повстречались с москвичами — пожилая пара, он — охотник с ружьём и дичью, она — с пакетом грибов. Доброжелательные, каждый год сюда приезжают. Гоше показали рябчика и его белое мясо (охотничий азарт стал разгораться!).

Охота на воде - как стихийное бедствие. Сначала раздаётся крик: "Утки! У-у-тки-и!!" Потом начинается неистовая пальба из двух стволов, и горе тому, кто на «галерах» (т. е. на вёслах), не успел заткнуть уши... Легче всего охоту переносят утки — чаще всего они улетают без потерь, не считая небольшой испуг. Мы с собой взяли специальные охотничьи беруши, но обычно воспользоваться ими никто не успевает. Так, постреливая под проливным дождём, мы вплыли в озеро, на котором стояла деревня Новое Машозеро и Тунгуда. С Нового Машозера мы два года назад начинали путешествие на Охту.
Карта оказалась очень не корректной, но всё же заход в реку, почти посередине деревни, мы нашли. Река начиналась с порога Мельничий, из-за высокой воды он был уже не II-ка, а больше III-ка. Его мы прошли в сцепке, двумараном.

Зачалились после деревни, Пусик с Гошей сделали вылазку в деревню в магазин. Там нас ждали два парня, внешне дружелюбные, но с волчьими взглядами. Они очень хотели к нам подъехать и пообщаться, но Гоша упорно отвечал, что мы пойдём дальше. Накупив пряников и хлеба — до деревенского молока было далеко идти — и произведя настоящий фурор своим появлением на деревенских и торговцев, мы примчались обратно к катам и поспешили искать стоянку. Берега опять низкие, опять уповаем на милость Божью — где-то тут стоянки?

Долгое время по левому берегу за нами шёл звук мотоцикла. Может, это те парни всё же хотели нас догнать? В общем, часа через три, уже на последнем дыхании, мы дошли до озера: первая часть — низина, второе озеро всё в высоких берегах. Хорошие стоянки нам подсказал проплывающий мимо рыбак. Наше пристанище на сей раз было высоко на горке, на мысу, где уже была готовая стоянка.

6 сентября. четверг

Немного детального описания:
1) В этом походе была сооружена спинка — деревянная доска, упирающаяся палками в скрепляющие трубки Жекиного ката (до этого на кате спинок не было). Сам по себе он почти в два раза выше баллонами, чем зелёный кат, плавает, как танк, берёт препятствия массой. «Зелёный» же — вертлявый и послушный шустрик.
2) Новоизобретённый подсвечник оказался более удобным, чем прежний, утопленный.
3) Нововведение в походный рацион — тосты, т. е. кусочки хлеба, иногда натёртые чесноком и солью, поджаренные на барбекю или сковородке.

4) На Жекином кате на каждом переходе плавает удобная скамейка, которую мы забираем со стоянки. Конечно, не пуфик и не диван, но очень удобно.
5) Почти ничего не мокнет и не сыреет из вещей и продуктов — всё в контейнерах, герметичных коробочках и баночках.
6) Лена взяла с собой «люстру» - круглый диск по окружности усеянный светодиодными лампочками, похожий на НЛО («летающая тарелка»). Она хорошо и ярко светит, её можно использовать вечером в палатке и под тентом — домашний уют.

7) Сёстрам сшиты юбки из палаточной ткани, которая не пропускает воду и ветер — они спасают от воды на порогах и от ветра и дождя вообще.
Сегодня братья вытащили овец на прогулку из лагеря — через хребет, болотце и вышли на дорогу. Братья всё время охотились, а сёстры грибочки собирали. Опять спугнули глухаря — они любят гулять по дорогам. Вышли на более крупную автодорогу, погуляли и вернулись в лагерь по тропинке прямо вдоль озера. С утра дул сильный ветер, вечером же началась настоящая буря — дождь хлестал, налетели страшные тёмные тучи, дул ветер, а мы были так рады, что у нас есть тент... Вечером Лена читала несколько глав из Евангелия от Луки, Гоша делился мыслями о Слове прямо по ходу чтения. Ночью дул сильный ветер и было здорово холодно...

7 сентября. пятница

Походные портреты или портреты походников:

Смелый капитан Барашек
Очень любит кушать кашу:
Несравнимая ни с чем —
Молочная вермишель!
Нет вкусней ничто, нигде,
Чем овсянка на воде!

У него чуть задран нос,
Потому что он — завхоз!
Вещи все в его палатке,
Пусть немного в беспорядке,
Хочешь что-то получить?
Надо вежливо просить:
«Милый Жека, будь добёр,
Дай нам пряник и топор!»
Пряники у нас в походе -
Вещь необходимая,
Ведь без пряников пороги -
Вещь непроходимая!

Хорошо, что Лена есть -
Помочь всегда старается,
Жаль, что лишний пряник съесть
Никак не соглашается!
Нашей Лене не страшны
Ни лоси, ни кабаны,
Ни холодная вода,
Не остывшая еда,
Но улыбка пропадает,
Хмурит брови и грустит,
Если долго-долго-долго,
Долго дождик моросит...

Опять с утра дул холодный ветер, продувая всё насквозь. Когда мы собрались и выплыли, на воде ветер был тише, но зарядил дождь. Выплыв из озера в реку, напали на утку. К сожалению, попав в неё, не смогли её найти. Тогда поменяли гребцов — неуклюжую и недовольную Пусю сняли с вёсел и заменили Жекой.

Забыла упомянуть об ещё одном пожилом утёнке, похожем на пингвинчика, которого Гоша подбил на озере. Из маленькой ути получился отличный супец (5 сентября).

В этот день нам здорово досталось от затяжного проливного дождя. Да, сильная унынь от мокроты, но необходимо уметь радоваться и в этих маленьких испытаниях.

На выходе из Машозера нас ждала плотина, которую мы пролетели со свистом, не расцепляя катамаранов. Плотина продолжалась порогом. Когда мы проплывали очередные камыши, оттуда вылетели четыре утки, очень упитанные собою. И тут началось...


Охотник должен быть готов,
Готов всегда, везде,
Стрелять по дичи налету,
На суши и в воде!
Но вот — запуталось ружьё,
Как в быте наша жизнь...
Закрыто плёнкою оно,
В верёвках всё лежит...
И вот раздался дикий крик:
- Вот утки, Гоша! Утки!
И он ружьё хватает вмиг,
И вдруг летят все путы!
А ты, сосед его, не спи,
Хоть затыкаешь уши,
Ты должен продолжать грести,
В воде ты, иль на суше!
И начинается пальба -
Гремит, рокочет эхо!
Ведь за обед идёт борьба,
А тут уж не до смеха!
Эх, улетают утки вдаль,
Куда-то на болото.
Аффект прошёл. Патроны жаль.
До следующей охоты!

Вскоре нам встретились два дядечки в длинной деревянной лодке — один грёб, а второй сидел в солнцезащитных очках. Довольно комично при здешней погоде... Оба питерцы, ездят сюда уже 25 лет. Очкатый очень сильно увлечён рыбалкой: набор блёсен на сотни долларов, несколько спиннингов, удочки... Они нам подсказали стоянку на пороге. Там и встали — место все в лиственных деревьях: берёзы да осины. Красивый вид на порог, резко поворачивающий направо...
Слава Богу! На ужин ели филе молоденьких щучек. В этот день мы махнули четыре озера, не считая реки!

8 сентября. суббота

Решили остаться на этом месте до понедельника, чтобы провести здесь собрание. После позднего завтрака, братья уплыли охотиться и рыбачить, а сёстры решили пройтись по дороге, которая шла прямо от стоянки. Хотелось нам найти грибочков... Что-то в этом году с грибами не густо, по сравнению с прошлыми (на радость братьям, которые в прошлых походах были грибами явно перекормлены).
Пройдя заболоченные метров 200, вскоре вышли на развилку — одна дорога шла вниз, к реке, вторая — влево. Пошли вниз. Один за другим из травы выскакивали красноголовые подосиновики. Набрав уже два пакета, мы с ужасом смотрели на следующий гриб, понимая, что он уже лишний, но как его тут оставить?! Дошли до следующей стоянки на реке и пошли обратно, увешанные грибами.

Братья наши вернулись без добычи и были рады грибам, хотя они от них не в большом восторге, особенно Жека. Наварили суп и ещё про запас. Заходили к нам вежливые питерцы, которые ловили на пороге хариуса против течения. Гоша с Жекой последовали их примеру. Ещё, приезжала моторка и испуганно уехала — тоже рыбаки. Перемена атмосферного давления — рыбалки нету... Но Гоша таки добыл большого окуня!


9 сентября. воскресенье

С раннего утра нас разбудили шаги и разговоры — это рыбаки с моторки пришли ловить хариуса, пока мы не встали. Ночью ударил такой холод, что мы тряслись и кутались в свитера. С утра осины сыпали жёлтыми листьями — настоящий октябрь!

На собрании Гоша читал проповедь «Израиль и Церковь. Израиль у Красного моря часть 2». Мы молились, чтобы Господь даровал нам стремление и жажду к Нему, и этой же ночью Он пробудил нас на молитву.

После собрания мы все пошли на охоту по дороге. Не долго мы шли вместе, Жека отошёл в лес с ружьём и исчез. Опять его кричали и ждали, и наконец, он нашёлся. Заблудился. Был отправлен обратно в лагерь для спокойствия атмосферы. Овцы и баран-охотник прогулялись километра четыре по дороге и вдоль неё. Глухарь испугался Гошу и спрятался от него. Мы насобирали молодых грибочков для сушения и убедились, что вчерашний обвал грибов был от Господа: только для нас по нужде — дальше грибы росли очень скудно.

Вечером устроили песнопения, и благо погода была достаточно тёплая. Редко получается посидеть с гитарой, когда нет сильного холода и ветра. В кромешной тьме Гоша важным голосом затянул песенку на незамысловатый мотив: "Хочу я чаю, чаю, чаю, ведь души я в нём не чаю, налейте чаю! Скорее, чаю!" Лейтмотивом подпевала Лена, используя канистру с водой как бас-барабан : "Полный кан, полный кан!" После Гоши вступала Туся : "А жалко, кофе нет у нас!" И так - по кругу. А кофе действительно уже давно кончился...


10 сентября, понедельник

После ночной молитвы, в 5 утра, охотник Гоша вышел из палатки, разбудил Жеку в соседней палатке и через 10 минут их уже не было. Сторожевые овцы остались спать. В 9 утра — раздалось характерное бодрое «Доброе утро!» Они прошлись по той же дороге, до более крупной дороги — 10 км. Возвращаясь обратно, подняли целый курятник глухарей, которые выставляли сторожевого, отвлекающего внимание, пока остальные улетают с дороги, наевшись камешков.

Наши охотники погнались за двумя и никого не поймали.
Наконец-то мы покидаем наш насиженный лагерь. Сестры пошли первыми в порог вдвоём — повизжали и проплюхали вёслами. А Гоша с Жекой вообще проехали его боком...

Мы с трепетом ожидали окончания нашей карты — потом нас ожидала полная неизвестность до трассы Москва - Мурманск. Уповаем на Бога, что Он — наш проводник. Начинаются безлюдные места, дороги вдоль реки кончаются. В этот день мы прошли несколько несложных шиверок, причём, не расцепляясь. Рыбалка и охота оставляют желать лучшего. Сегодня был хороший день в смысле погоды — практически без дождя. Дошли до ожидаемого моста той самой дороги, до которой дошли наши охотники с утра и поразились: мост был полностью разрушен! По нему нельзя даже пешком пройти. Наши бравые ребята пропилили себе проход для ката в одном из пролётов моста и проплыли. Потом мы пересекли небольшое озерко и нас ждал ещё один порог — на карте его звали Карбо-Кошки. Эти «кошки» мы прошли друг за другом: сёстры за братьями. В нём было два хороших слива, прошли экстримально — налетели на оба сливных камня: братья — больше, сёстры — меньше, но все прошли хорошо. Выбрали стоянку до порога, и каты пришлось поднимать «в проводку» против стремнины. Стоянка прямо возле главного слива, солнечная и открытая. Завтра нам предстояла совместная охота-прогулка.

11 сентября, вторник

И вот! В 7 утра Жека разбудил остальных. Полчаса копания, и мы в пути. Тропинка по холму вилась не долго, вскоре она поросла бурьяном и стала звериной. Мы дружно свернули в болотистую местность. Необычайным в это утро был иней и лёд в мелких лужах, заиндевевшая трава и хрустящий, как вафли, мох на болоте. Вот это холодина! Но красота! На замёрзшем болоте оказалась замёрзшая клюква.

Мы, вообще-то, хотели выйти к разрушенному мосту и пройти по дороге в никуда. Дорога оказалась удивительно наезженной, со свежими следами человека. И кто, и куда по ней ездит? Моста-то нет! Так мы и шли, рассуждая и отдыхая после хождения по болоту.

В результате никого мы не встретили. Только часов в 9, когда солнце засветило ярче, запели птички, мы решили, что глухари ещё спят. Когда мы свернули в лес, вернувшись ближе к реке, по дороге проехала какая-то машина. По милости Божьей мы уже не плутали долго и Гоша, как настоящий проводник, вывел нас напрямик к лагерю.

После позднего завтрака Гоша, Жека и Лена торжественно прокатились по порогу, причём Гоша стоял, и уплыли охотиться на стаю гусей. Овца осталась в лагере. Когда она воевала с костром, который не хотел гореть, не заметила как загорелся край юбки. Пламя, поддуваемое ветром, вспыхнуло и стало подниматься выше. Пыталась сбить его палкой, но оно не гасло. Уже побежала к воде, как по милости Божьей, огонь неожиданно исчез, так же как и появился... Слава Богу!

И утки, и гуси на Тунгуде очень пугливые. Они вообще не подпускают к себе, сразу взлетают. А на лету подбить их очень трудно... Вот и сегодня Гоша долго сидел в засаде, Жека с Леной долго плавали кругами, а эти птицы всё друг друга вспугивали и улетали.

12 сентября, среда

Вот мы и покинули нашу солнечную стоянку. Дальше у нас оставалось пара километров и карта кончается...
Был сильный встречный ветер. На левом берегу увидели две надувных лодки. Решили пристать. Дружелюбные муж и жена показали нам свою карту — пожарную. Гоша её скопировал — перерисовал на полиэтиленовый пакетик, и сфотографировал. Это было прямо на границе нашей карты. Как благ Господь!

Потом мы пересекли ещё одно вытянутое озеро против ветра. Вошли в реку через слив старой плотины — всё под моросящим дождём. Потом ещё три несложных порожка на крутых поворотах и, после последнего слива, был каменистый бережок и небольшая стоянка. Там мы и остались. Дождь всё моросил, а как только мы натянули тент, полил всё сильнее. Так было почти каждый раз — дождь оттягивался до того, как мы натянем тент или поставим палатку.

Место было в камнях, скользких от дождя. Погулять особо негде. Была туристическая банька, но очень маленькая, а мы уже изрядно испачкались и нуждались в мытье. Провели небольшое собрание под тентом, под проливным дождём. Люди, давшие карту, рассказывали, что медведь подходил прямо к их палатке и ещё они видели медвежонка. Места здесь совсем безлюдные, дорог к реке не подходит...
Собрали палатки прямо под тентом и упали в них.

13 сентября, четверг

После завтрака решили идти дальше. Так и сделали. Дождь немного утих, но временами опять шёл. Пошли в сцепке, братья пытались поймать рыбу в проводку, но казалось это нереально — слишком всё хмурое. Под утиными кустами — тоже никого.
Река превратилась в несколько русел, петляющих среди островов.

А сёстры проходили порог за порогом. Все они многоводные и несложные. Только в одном, с поворотом налево, а потом в слив направо, мы не смогли развернуть нашу посудину, и свалились боком в полуметровый слив... с большим удивлением. Потом опять плёс... Гоша настойчиво закидывал блесну в мрачную воду.

Ещё порог... И, прямо перед неожиданно появившейся стоянкой справа, перед начинающимся порожком, Гоша был вознаграждён за свою настойчивость — попалась такая большая щука, что они с Жекой еле её вытащили; причём, она порвала леску и успела спрыгнуть с крючков. Но была наша! Весом килограмма на 3 — 4, «мама». Её икру потом Лена засолила.

Стоянка на большой берёзово-осиновой поляне, со здоровым муравейником. Как всегда братья её благоустроили, натянули тент. Начался сильный ветер, нашли грибы. Вечером, как совсем стемнело, запихнулись в палатки.

Чувствуем, что наше путешествие подходит к концу...

14 сентября, пятница

Утро было неожиданно солнечным. Проснувшись, мы все намного разбрелись вокруг лагеря. Когда Лена вернулась, озарённая лучами, то на сей раз она принесла с собой из леса новую песню - "В это тихое утро..." Сегодня наша последняя днёвка. На ней мы сварили уху, пережарили щуку, братья сплавали на охото-рыбалку. Самая достопримечательность — это душевая кабинка. Она была создана по достаточно простому проекту — обтянули тент вокруг четырёх берёз, сверху — плёнка от ката, и дверь — плёнка. Конечно не баня, но вполне, чтобы вымыть голову и конечности тёплой водой.

Вечером был традиционный расстрел боеприпасов. Лучше всех стреляет Лена, Пуся же в этом деле не участвует — сидит и затыкает уши поверх берушей.


15 сентября, суббота

Рафтинг за один день

Все мы сегодня раненько встали,
Солнце с утра нас ласкает лучами.
Долго копались, всё же собрались,
И со стоянкою распрощались.

Думали мы по наивности нашей,
Что плыть километров двенадцать, не дальше,
Что очень скоро начнутся пороги,
А там рукою подать до дороги...

Озеро раз, озеро два,
Ветер противный,
Поднялась волна...
Вышел на берег к нам дядечка — дед.
Хлеба просил, а у нас его нет.

Нету муки уже несколько дней,
Кончился сахар. Одна вермишель...
Дали мы пачку ему сухарей
И погребли мы до трассы скорей.

Двадцать км нам до трассы идти!
И все пороги ещё впереди!
Вот началось — за порогом порог,
Река превращается в быстрый поток.

Мы их проходим шутя и играя.
Что впереди ожидает? Не знаем...
Знаем, что ждет нас суровый Падун,
Как бы в него не влететь на ходу?

Силу свою набирают пороги:
Сливы всё выше, валы их высоки.
Вот на одном из порогов картина -
Среди валов, сливняков и стремнины,
Посредь реки раскарячился кат,
На кате Барашек с Овечкой сидят.
- Ну и зачем же сюда ты плывёшь?
Надо табанить, а ты всё гребёшь!!
Овца же молчит и таращит глаза,
Что она может с испугу сказать?..

Трассы уж гул показался вдали,
Сбились со счету «табань» и «греби»,
Снова порог, а за ним перекат.
Лена и Пусик на вёслах сидят.

Снова не справившись с управлением,
Пуська с борта бежит без промедленья,
Гоше она вручает весло —
И понесло их, и понесло!

Ну, кто, скажите, порог так пройдёт?
Вниз головой, а хвостом наперёд?
Жека за шиворот маму хватает
И, наконец, на сиденье сажает.

Поворот, и наш двумаран - вот те на!
Валится в новый слив Падуна...
Чего опасались, то нас и постигло:
Овцу больше всех водой окатило.

Всё обошлось без килянья-купанья,
А так же без карты и описанья!

В тот день мы махнули километров 30. Доползли до моста трассы и встали после неё где-то в километре, усталые до изнеможения. Стянку братья нашли уже в темноте. Господь всё нам усмотрел — нужно только научиться доверяться Ему.

16 сентября, воскресенье

С утра Овечка открыла глаза и поняла, что она живая и здоровая после вчерашнего рывка. Через пару часов они с Барашком шли по лесной дороге по направлению к трассе. Им предстояло каким-то образом добраться до поворота на Пертозеро — километров 30, и потом до самого Пертозера — километров 60. Гоша высчитал, что в 12 часов там будет рейсовый автобус из Сегежи, на котором можно уехать до Пертозера.

Разгулялась погода. Солнце поднялось и стало припекать топающую по дороге странную парочку — парень, заросший бородой в чёрной толстовке и чёрных джинсах, со спортивной сумкой на плече; и дамочка с пучком на затылке и в длинной джинсовой юбке... Машины со свистом пролетали мимо — никто не хотел их подбирать.
- Наверное, мы похожи на хипарей...
- Не, на автостопщиков...

Протопав 7 км, увидели как съезжает вниз машина возле ремонта дороги. Мы пошли прямо к ней. Водитель — молодой парень с улыбкой до ушей, милостиво согласился нас добросить до поворота ещё километров 15. Две тётушки, с которыми он ездил собирать ягоды, никак не могли поверить, что мы — катамаранщики. Когда люди узнавали, что мы из Москвы, они все удивлялись и восхищались. Видимо, мы всё же больше походили на детей, сбежавших от родителей, чем на отважных путешественников.

На дороге в Пертозеро машины тоже быстро проезжали мимо нас. Но вот появился маленький джипчик военного цвета. Оттуда выскочил водитель, погрузил нас назад — там два сиденья напротив друг друга, и два спереди — и повёз. Он сам ехал за Пертозеро, вёз мотор на лодку для своих друзей. Скорость он практически не сбрасывал ни на поворотах, на на крутых ухабах, поэтому наши затылки частенько встречались с потолком машины. Общительный и развесёлый Саша рассказал, что пока стоят холода, и рыба, и птица - все сидят по ямам, никто не высовывается, и ещё много чего другого. Он был удивлён, что мы совсем не пьём, когда сам достал бутылку пива. Гоша рассказал, что мы верующие и почему не пьём. Получилась хорошая беседа о церкви и пути спасенья, хотя Саша сам был православным. Денег он с нас не взял, как и первый водитель, мы благословили его и расстались.

Рафик замёрз, застоялся и ни в какую не хотел заводиться. Обегав всю деревню раза 2 — 3, поняли, что никто нас не дёрнет, даже наш знакомый Андрей (который оказался Сергеем), у него нет фаркопа. Когда мы появились возле его огорода и поздоровались, он смотрел на нас как на привидения, с удивлением и легким ужасом - как, вы до сих пор еще плаваете?! Опять, вновь и вновь уповаем и зависим от Господа! Это чудесно — сначала доверяешься, потом видишь результат. К магазину подъехал «Газель». Он-то нас и дёрнул, опять бесплатно. Гоша подарил ему шоколадку. Хотя магазин и не работал, но продавщица, с которой Гоша успел подружиться, отпустила нам хлеб, сахар и молоко. Часа в 4 дня мы уже ехали в лагерь. Там нас ждали Лена, Жека, жареная щука и уха из оставшихся продуктов. Как точно нам хватило еды, хотя мы переплавали на три дня больше двух недель!

Чтобы подъехать к лагерю, бедному Рафику пришлось устроить Рафтинг, но он всё мужественно преодолел!

17 сентября, понедельник

Казалось бы, можно поставить точку — всё закончилось, но нет, нам ещё предстоял путь домой!
После завтрака мы провели собрание вместо воскресного, потом резко собрались и хотели было ехать... Но тут обнаружилось, что у Рафика к его болячкам, т. е. неработающим дворникам и очень плохим тормозам, прибавилось течь масла. Прямо в лесу ребятам пришлось находить течь и устранять её. Перетёрлась трубка манометра. Помолились, задействовали Гошин дар — разбираться в технике — и во славу Божию, починили. Бедный Рафик прыгал и рычал, выезжая из лесной чащи на трассу, но все же выехал.

Ближе к вечеру, часов в 8, резко стемнело и пошёл дождь. Встала проблема с ночлегом — встать в лесу на мокроте было нереально, да и непонятно где. Дворники не работали и каждая встречная машина ослепляла. Весь путь стал опасен для жизни. Неожиданно Лена с Жекой увидели указатель и поворот в лес — кемпинг «Сандал». Туда-то мы и свернули. В темноте, в одном километре от трассы въехали за ворота из последних Гошиных сил. В кемпинге было два здания, одно прямо на берегу озера — летний домик из восьми комнат. Номер 8 был наш, а Жека опять караулил Рафик. В домике была кухня, где мы сварили макароны с тушёнкой. В другом корпусе были туалет и душ, который мы приняли, не смотря на усталость и уже позднее время. Это был очень гостеприимный приют для усталых странников... Уснули мы поздно, под шум ветра и волн, которые плескались прямо под балконами.

18 сентября, вторник

Утро было солнечным, буря утихла. Господь так милостиво усмотрел нам ночлег!
Женщина-администратор посоветовала нам посетить водопад Кивач — заповедник неподалёку. Погода была солнечная, братья починили дворники и ближний свет. Да, забыла описать, что вчерашним тяжелым вечером мы ехали без ближнего света.

Скоро мы повернули с трассы к музею-заповеднику. Вход был платный — 20 рублей с человека, но потом мы оценили это, ведь если бы не платный вход, всё было бы загажено и замусорено. По деревянной лестнице спустились вниз и нам предстала только первая ступень водопада — метра 3 — 4. Гоша заявил, что пройдёт её на кате. Но, пройдя ниже по скале, он ретировался — там был основной водопад — водопадный слив метров 5. Конечно, очень красиво и величественно падает река среди скал, которые все как изрезаны резцом. Мы вдоволь нафотографировались, даже вплотную к водопаду. Два забияки и экстримала — Гоша с Леной, оба подскользнулись и проехались по скале над водопадом, еле удержившись на скалах. Куда ж без этого!

Потом пошли смотреть музей. В музее, за стеклом, была сделана панорама карельского леса с натуральными чучелами всех обитателей — огромный лось и смешной лосёнок, хитрая и дерзкая лиса, сова с острыми когтями, беркут на дереве. В траве игрались тетерева и тетёрки, и глухари — хоть посмотрели, кто есть кто, для будущей охоты!
Вот и заканчивается наше путешествие. С каждым походом мы учимся доверяться Богу. Иногда Ему приходится как бы разжимать наши пальцы, когда мы за что-то цепляемся, например, чтобы мы сами забыли карту и описание...

19 сентября, среда

Он был нашим Целителем и Защитником весь путь — один раз Гоша сильно провалился в старую плотину, но не пострадал; у Овечки загорелась юбка; Жека подскользнулся и упал с головой под воду (он не умеет плавать); никто из нас не болел; ни на одном пороге никто не вылетел из ката, хотя были опасные моменты — это то, что я помню, а сколько того, что мы не видели и не знаем, где Бог вступался за нас? Он обеспечивал нас рыбой и грибами, когда у остальных не клевало. Он удерживал дожди, помогал нам преодолеть волны, усматривал стоянки... Как чудесно служить и посвящать свою жизнь такому Богу! Наш временный поход-отдых закончился, но наш жизненный поход, в котором Бог — Проводник, продолжается!



P.S. Последний штрих.

Когда мы добрались до дома, а это было ночью, под проливным дождём — Рафик ещё был живой. На следующий день, возвращаясь из магазина, Жека обнаружил, что под Рафиком валяется бензобак. Да, именно так — он оторвался, железо, которое его держало, всё прогнило и он упал. Если бы это было на дороге, мы бы взорвались прямо в Рафике и сгорели. Милостивая могущественная Рука Господа сохранила нам жизнь для какой-то цели. У Него есть план для нашей жизни!

Смотреть походные фото 2007